АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА: За советом – в областной департамент охраны здоровья

Но в декабре 2017 г. на сессии Днепропетровского областного совета было принято решение об объединении, за это решение проголосовали большинство депутатов, в том числе и депутаты от вашего региона. Вот и задайте им вопрос, почему они не отстояли интересы жителей своего региона, не смогли доказать целесообразность или нецелесообразность такого объединения. И Ольга Васильевна,  и ваш мэр Андрей Фисак прекрасно знают, что облздраву  на ремонт не дадут ни копейки, а город должен и может решить эту проблему.

Александр ПАЛЕЦ,

«Репортер»

Туберкулёз (по старому «чахотка», которой массово болели заключенные, революционеры, интеллигенция из-за антисанитарных условий, в которых им приходилось жить) –  и поныне широко распространённое инфекционное заболевание, причем, по той же причине. Бактерию (палочку Коха) легко подхватить, если медики ослабят борьбу с ней. Она передается воздушно-капельным путём – при разговоре, кашле и чихании больного. И потому «Репортер» вновь пишет о необходимости искать помещение вместо развалившегося  противотуберкулезного диспансера. 

На этот раз я поехал в облздравотдел, чтобы выяснить, как там смотрят на нашу проблему. Конечно, не нынешняя власть разваливала здание. Но смогут ли реально  люди с этой заразной болезнью мотаться в автобусах в Днепр и назад? И вот я, два с половиной часа протрясшись по ухабистой дороге, с Днепропетровской автостанции перехожу к вокзалу, чтобы поймать маршрутку на Игрень. Именно там находится областной противотуберкулезный диспансер. Пассажиров собралось немало. В том же направлении расположены областная психиатрическая больница, и областной ВИЧ-центр. Солнце жарит до плюс 30, а хвост очереди увеличивается. Посадка,   и 40 минут езды в переполненном автобусе, практически стоя на одной ноге. 

Следующая остановка – «Ксеньевка», –  объявляет, наконец, водитель. – Кому нужны больницы – выходим.
– Так мне нужен противотуберкулезный диспансер, – не решаюсь я выйти из
салона.

–  Через парковую зону психбольницы потихоньку вверх и дойдете туда, – мило ответил водитель. – Маршрутки туда ходят только два раза в день – рано утром и после 17 вечера – везем сотрудников на работу и с работы…
Но делать нечего, помандровал я по указанному маршруту. Прошел  огромнейшую ухоженную парковую зону, по всей территории которой разместились, как грибы на лесных полянах, различные здания. Но почему-то все без опознавательных знаков, только с номерами: отделение номер такой-то, отделение номер такой. Потом появились вывески:  «Областная психиатрическая больница», «Психо-соматическое отделение», «Сурдо-психиатрическое отделение». Большинство отделений огорожены забором, на калитке – замок. И вдруг раздался грохот огромной двери, появляется полицейский, за ним выныривает паренек лет 20 с вытянутыми перед собой руками в наручниках, за ним – еще один полицейский. Дверь снова с грохотом закрывается, и посредине ее я вижу большой вмонтированный «глазок»,  как в следственном изоляторе. Любопытство берет верх, я догоняю полицейских, и они мне объясняют, что здесь проходят психиатрическую экспертизу опасные преступники.
Продолжаю двигаться дальше. Так и хочется вскрикнуть: «Боже, чи довго ще йти?». Через несколько минут моему взору вдали показалось большое здание. Справа  – поле подсолнухов, слева – свежевспаханная земля, сзади осталась парковая зона, и впереди огромная территория и метров через 500 – семиэтажное здание из белого кирпича. Три километра преодолены успешно! Но после такого пути просто хочется упасть. Так это я, здоровый человек, а как сюда добираться больным, ослабленным или пожилым людям?

Меня дружелюбно принял заместитель директора областного объединения «Фтизиатрия» по кадровым и юридическим вопросам  Константин Демченко. Разговор, правда, был коротким, так как он спешил отъехать в Желтые Воды по направлению департамента охраны здоровья
облгосадминистрации, где тоже решалась судьба местного тубдиспансера. Там уже, по его словам, пребывал директор Константин Бордюг. 

–  Константин Викторович, первый и самый наболевший вопрос:  зачем, вообще, нужно было вливать  Никопольский тубдиспансер в областное объединение фтизиатрии?
– Почему вы этот вопрос адресуете мне? Мы – лечебное учреждение, и наша задача – оказывать качественную фтизиатрическую помощь населению области. Да, до 2017 г. Никопольский противотуберкулезный диспансер функционировал как самостоятельное медицинское учреждение со своим главным врачом и штатом сотрудников. Но в декабре 2017 г. на сессии Днепропетровского областного совета было принято решение об объединении, за это решение проголосовали большинство депутатов, в том числе и депутаты от вашего региона. Вот и задайте им вопрос, почему они не отстояли интересы жителей своего региона, не смогли доказать целесообразность или нецелесообразность такого объединения. Нашего генерального директора Константина Бордюга уже поставили перед фактом.  Только хочу заметить: на сегодняшний день по всей Украине в связи с медицинской реформой во всех областях создается единая областная фтизиатрическая служба.

– А вы знали, что здание тубдиспансера в Никополе находится в аварийном состоянии?
– Мы узнали об этом, когда приехали оформлять необходимую документацию, комплектовать новое штатное расписание. Вот тогда мы и увидели разрушенные стены, трещины, просадку фундамента и прочее. И тогда нас и ознакомили с актом комиссии областного совета о непригодности большей части здания к дальнейшей эксплуатации. Поэтому мы просим вашу городскую власть решить этот вопрос как можно скорее, потому что туберкулез с каждым днем наступает, нельзя допустить, чтобы такой большой регион остался без фтизиатрической помощи. С тех пор мы  неоднократно посещали Никополь, несколько раз осматривали помещение и, честно говоря, вывод один: работать персоналу и лечиться больным в таком помещении нельзя, не сегодня-завтра могут обрушиться перекрытия. 

– Но помещение-то стало аварийным не сразу…
–  Ну вот эти вопросы тоже нужно было задавать бывшему главному врачу тубдиспансера Лолите Леус. Почему она не предпринимала никаких шагов для устранения проблемы, не била тревогу? Мало того, видя, что здание рушится, она получала (будучи еще полноправным хозяином – главным врачом самостоятельного медучреждения) бюджетные деньги и делала ремонт. Поменяли оконные блоки, двери на металлопластиковые, а теперь все эти денежки вместе со строительным мусором будут вывезены на свалку.  А Лолита Борисовна как главный врач и  председатель ликвидационной комиссии, вообще, бездействовала, попросту самоустранилась от этой проблемы. 

– Ну не могла же она делать это сама на свое усмотрение?
– Да, конечно, не могла. Только давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Вы – хозяин дома. Видите, что дом подтапливают подземные воды, он рушится на глазах, трещит по швам. Что вы будете делать? Естественно, искать причину и устранять ее, а потом займетесь ремонтом. А бывшая главврач, вместо того, чтобы забить тревогу, поднять местную и областную власть к проблеме, преспокойно через облсовет получает бюджетные деньги, заведомо зная, что вкладывает их в пропасть. И после этого ей еще хватает наглости  заявлять, что «реорганизация стала неожиданностью для всего нашего коллектива». Это неправда. Она все знала, но не обратилась ни в облсовет, ни к вашим областным депутатам: Владимиру Куцину, Владимиру Евтушенко, Андрею Палошу, Сергею Орлову, Антонине Ульяхиной и нардепу того времени Андрею Шипко. Кстати, они же проголосовали за такую реорганизацию. Значит, с ними не велись переговоры, им никто не доказал нецелесообразности такого процесса.

–  Константин Викторович, время ушло, виновных искать поздно, а проблему решать нужно.
–  Вы правы, проблема требует безотлагательного решения. Но мы сами ее решить не можем, поэтому и обратились к вашей городской власти за помощью. И почему молчат ваши депутаты областного совета? – в третий раз спрашиваю я.  

 – Ну почему же? Власти тоже эта проблема знакома, по поручению мэра ею занимается его заместитель Ольга Коник.
– Ну побывала Ольга Васильевна
вместе с нами в аварийном здании, согласилась, что диспансер нужно переселять. И на этом весь разговор закончился. Да, она предлагала  помещение бывшей железнодорожной поликлиники в районе вокзала.  А люди не хотят,  митингуют против. Да людей надо собирать и разъяснять им ситуацию! Пусть услышат, что дальше с ними и их детьми будет, если в городе вспыхнет эпидемия туберкулеза. Ну поотправляла Ольга Васильевна  письма в Марганец, Томаковку, Покров, в райадминистрацию Никопольского района, чтобы помогли с поиском подходящего здания. Так опять же, надо разъяснять руководителям этих инстанций важность проблемы.  

– Ну давайте конкретно по предлагаемым вам помещениям…
– А кто вам сказал, что нам что-то предлагают? Вы имеете в виду железнодорожную амбулаторию?  Предлагалось  открыть там амбулаторию или диспансерное отделение. Но в любом случае там должен быть оборудован рентгенкабинет. Не будут же больные туберкулезом высиживать в очередях к семейному врачу или в общей очереди на флоорографическое обследование  вместе со здоровыми гражданами и детьми. А кроме того, по площади  помещение железнодорожной амбулатории в три раза меньше, чем нужно для нормальной работы. Никопольский регион остро нуждается в фтизиатрической помощи, и оставить только диспансерное отделение – это преступление. Обязательно нужен стационар для лечения больных по месту жительства.  Мы многого не просим – дайте для больных нормальное помещение. И Ольга Васильевна,  и ваш мэр Андрей Фисак прекрасно знают, что облздраву  на ремонт не дадут ни копейки, а город должен и может решить эту проблему.

Вот такая ситуация. 

Возвращаясь назад, я заметил небольшую церквушку, ютившуюся  около СПИД-центра. К моему удивлению, в ней было много народа. Люди ставили свечи и усердно молились перед ликами святых. В разговоре выяснил, что это в основном люди, находящиеся на лечении в СПИД-центре, было много и родственников тех, кто лечится в тубдиспансере. Они просили Бога за выздоровление своих родных и близких. 

….Побывал я в этот день и в областном совете и в облгосадминистрации. Впечатление такое, что  никому проблемы никопольчан не нужны, везде полнейший хаос. Председатель облсовета Глеб Прыгунов в отпуске, в обладминистрации ждут назначения нового губернатора, начальник облздрава уволен, нового не назначили.

Кстати, в облсовете я встретил нашу землячку, бывшего депутата облсовета Аллу Малую. Она всегда была и остается открытой для никопольчан, а сейчас – председатель наблюдательного совета областного благотворительного фонда «Люди. События. Время», заслуженный врач Украины.  С ее помощью удалось кое-что выяснить, например, что областная комиссия по Никопольскому тубдиспансеру еще не заседала, и неизвестно, был ли запрос от местных и областных депутатов, от городской власти с криком о помощи.
Как обидно, что все знали о проблеме, и с 2004 года, а  никто ничего не делал, – делится Алла Николаевна. – Вот смотрю на все это, и вспоминаю о строительстве новой просторной детской больницы в Никополе. Уже стены стояли, оставалось только  произвести внутренние отделочные работы. Я как депутат выпросила тогда на это 500 тыс. рублей (советских еще!), но с приходом очередного мэра ее благополучно по кирпичику разобрали, а деньги растворились. Вот наблюдаю я все годы за жизнью Никополя, сердце просто разрывается в груди. Работая заведующей поликлиникой третьей больницы, я старалась проводить качественные медосмотры населения по выявлению туберкулеза, а работали тогда в Никополе высококлассные специалисты, и сам диспансер был гордостью региона.

Вернулись мы и к разговору о переносе тубдиспансера в другое помещение.

– В свое время, – сказала Алла Николаевна, – я добилась у мурманчан выкупа Дома отдыха на ул. Лапинской. Там организовали работу диагностического центра. А теперь что? Все пошло наперекосяк. Так почему такую парковую зону не отдать под тубдиспансер? Отдельно стоящее здание, в зеленой парковой зоне. И главное – почему молчат депутаты областного совета? 

Хочется надеяться, что судьба противотуберкулезного диспансера в Никополе будет решена положительно. Утешает то, что мне пообещали встречу с руководством облсовета и облгосадминистрации уже на следующей неделе. 

Об этом – в дальнейших наших публикациях.

7 комментариев

  1. Читатель:

    Что это за дядька? Где Фатеев?

    • Петро Ильф:

      Это никакой вам не дядька — это сам что ни на есть мистер Палец (прозвище — Указательный) собственной персоной, золотое перо Никопольщины, ископаемое чудище изящной словесности, истинный монстр местного жульнаризма. Он не просто какой-нибудь там допысувач, это матерый волчара репортажа, некоронованный король авторучки и блокнота, человечище, опасный по внезапным выбросам. Он больший роялист, чем почти что сам король, и даже больший католик, чем Папа Римский. Этот Указательный Палец — беспощадный живоглот саблезубой прессы всех цветов и оттенков, могущественный енот-полоскун фельетона, всадник без головы, но с диктофоном!.. И куда там скромняге пенсионеру Эдуарду Фатееву до этого негасимого светоча и вечно трезвого предводителя красноносых! Палец, как и любое другое лихо, приходит аки тать только в нощи, под покровом плаща, с кинжалом своего борзого пера наголо. Чу, мы уже слышим его тяжелые шаги и свирепый голос: «Поднимите мне веки, чуваки!..». И если уж он пришел, значит, все — песец, кранты, полный аллес капут! Сушите весла, господа, и наденьте ваши памперсы — слоновий палец в ваши задницы!.. И тд. Вот кто такой этот дядька Палец!..

      • Читач Репортера:

        Так это про него ещё Марко Вовчок как-то сказанул: «Чудище обло, огромно, озорно, стозевно и лаяй»?..

      • Алексадр Юрьев читатель Репортера:

        Петро Ильф какой палец вы? Сколько вам заплатили за ваши перлы.Высоколобая узколобость.У кого на побегушках бегаете?

  2. Светлана Коновалюк:

    А сказать что-либо по существу у вас мозгов не хватает? Это вы портите наш сайт своим коверканьем языка? Лучше потратьте это время на вышивание крестиком. Будет больше пользы. И главное, искренне желаем, чтобы туберкулезная эпидемия не коснулась вас и ваших родственников. Если вы таким образом выражаете позицию власти,то это тоже глупо. Мы понимаем трудность проблемы и искренне хотим подтолкнуть власть к каким-либо мерам. Хотя бы попросить областных депутатов поднять эту проблему на сессии. Мы соратники и помощники городской власти. И это искренне. А что предлагаете вы,бездельник и анонимщик?!
    Палец как автор – вообще не причем. Появилась важная тема, газета хочет помочь власти и городу. Что тут плохого? Давайте вместе искать помещение. Что,кишка тонка?
    Знаете, однажды Старун сказал в интервью итальянской газете: «Самая агрессивная среда – это неудачники».Это про вас? Узнаете себя? Палец как раз ведет себя в жизни и в стилистике своих сочинений скромно, сдержанно. Все это хитросплетение из слов – это ваша болезнь, а не его. Не приписывайте ему то,чем страдаете сами.С надеждой на взаимопонимание Светлана Коновалюк

  3. пивень:

    …И «Репортер»вновь пишет о необходимости искать помещение вместо развалившегося противотуберкулезного диспансера».Помещение в Никополе есть: например, бытовка:цех-1,цхв-1,здание ЦЗЛ-ЮТЗ;профилакторий НЗФ,здания в старой части города и т.д.

  4. Архаровец:

    А как добираться?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх