АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: «Горбатый» мост, опорная больница и карантин на кладбище

29 мая и 5 июня состоялись сессии Никопольского городского совета, на которых были приняты важные решения. Журналист Марина КОСТЕНКО (интернет-издание «Прихист) беседует о подробностях с секретарем горсовета Александром САЮКОМ

О «горбатом» мосте

– Александр Иванович, вопрос возможного закрытия «горбатого» моста на прошлой неделе будоражил жителей Никополя. Люди, несмотря на то, что вышло несколько репортажей и комментариев, не до конца понимают ситуацию. 

– Буквально на днях поступило заключение специалистов проектного института, в котором говорится, что мост находится на пятом уровне аварийности и его эксплуатация невозможна. В то же время возникает несколько вопросов к этому институту. Например, насколько полно обследовано состояние моста. Нам известно, что были пробурены какие-то шурфы для определения уровня подтопления грунтовыми водами. Но сколько шурфов и какой глубины, нам не могли ответить. Складывается впечатление, что проектный институт сделал свое заключение для того, чтобы в дальнейшем заниматься этим проектом и зарабатывать деньги. Можно считать, что решение закрыть «горбатый» мост было поспешным. Четверть населения будет отрезана от Никополя на неопределенный период, в том числе и самое крупное городское предприятие – завод ферросплавов.
После сессии был проведен техсовет, на который мы пригласили людей, связанных с проектированием, строительством, которые по своей производственной деятельности заказывают проекты, участвуют в их разработках. От НЗФ к нам прибыли такие известные руководители и специалисты, как Анатолий Шевченко, Альберт Тахьян, Олег Камбаров, депутатский корпус представляли Татьяна Обыденная, Иван Базылюк, Владимир Плашихин, Михаил Донец, Дмитрий Сущенко и другие.
В ходе консультаций выяснилось, что в самом выводе института как-то двояко прописаны рекомендации: в первых пунктах – что мост аварийный и нужно его разобрать, однако, в последующих рекомендуется ограничить интенсивность движения и движение грузовых автомобилей. Какой-то нонсенс получается: мы его закрываем или его можно частично эксплуатировать? 
Допустим, закроем мы мост на какое-то время. Но нет ни техзадания, ни проекта его реконструкции. На это уйдут годы. Если мост действительно валится, его, безусловно, нужно закрывать. Но на сегодня есть предположение, что мост все-таки можно эксплуатировать, ограничив движение. Представители НЗФ предложили организовать реверсное движение. То есть, мы не будем пропускать тяжелый грузовой транспорт, а для остального организуем одностороннее движение: нес-
колько минут едут машины со стороны города, затем – со стороны Северного и Чкаловского микрорайонов. Так мы вдвое сокращаем одновременное количество транспорта на мосту. 
Существует однозначное мнение и депутатского корпуса, и НЗФ, и жителей северных микрорайонов города, что нужно продолжать эксплуатировать этот мост, а параллельно заниматься или его усилением, или разработкой нового проекта.

– Известно, что из бюджета жилищно коммунального хозяйства были перераспределены 3 млн. грн. на устранение подтопления «горбатого» моста. 

– Следующее заседание техсовета состоялось 2 июня. На нем присутствовали представители проектного института. К ним была масса вопросов. Оказалось, что вывод об аварийности моста был сделан из расчета максимальной нагрузки (как образно сказал проектировщик, «для движения танков»). 
Для объективности и полноты изучения ситуации, для того, чтобы на официальном уровне давать какие-то новые техзадания проектному институту было принято решение ввести в состав комиссии по безопасности движения новых членов. Городской голова Андрей Фисак подписал распоряжение, которым ввел туда представителей НЗФ и некоторых депутатов. Состоялось заседание комиссии в расширенном составе, на котором были приняты пошаговые решения того, что делать в первую очередь. Будет разработана смета на отвод ливневых и грунтовых вод, перенос от моста лотков бывшей теплосети и старых водопроводов горводоканала. На это ориентировочно необходимо 3 млн. грн. 5 мая сессия утвердила перераспределение этих средств внутри бюджета жилищно-коммунального хозяйства. 
Также на заседании комиссии проектному институту было дано официально задание пересчитать возможность использования моста при ограниченных нагрузках – с условием сокращения количества транспорта и ограничения грузовых машин. Будем надеяться, что при подобных условиях категория аварийности может быть понижена с 5-й на 4-ю, а при той уже разрешается частичная эксплуатация моста.

– Еще прошлой осенью шла речь об обследовании «горбатого» моста. Но получили мы такое заключение буквально через день после обвала алексеевского моста. Как могло произойти
подобное?

– По словам начальника управления ЖКХ и городского головы, это совпадение. По «горбатому» мосту несомненно просматривается отсутствие системности в работе исполнительной власти, приоритетности поставленных вопросов. Этот мост проблемный, и таким он стал не сегодня. В 2001-2002 гг., еще при городском голове Сергее Старуне был сделан текущий ремонт с усилением моста, благодаря которому продлилась его жизнь. Но было ясно, что состоянием моста надо продолжать заниматься. Наверное, за 5-6 лет этот вопрос можно было бы решить. К сожалению, на сегодня исполнительная власть не имеет даже проекта его реконструкции. И если просить деньги на ремонт в бюджете страны или области, там сразу скажут: предоставьте проект. А проектирование стоит примерно 8 млн. грн. К сожалению, депутаты не специалисты в мостостроении. Им долгие годы говорили, что с мостом все нормально, что его обследуют. Так тянулось годами. Поэтому сегодня имеем то, что имеем.

– Значит, главной проблемой станут деньги…

– Городской бюджет это не потянет. Ориентировочно – это порядка 150-200 млн. грн. Потому на последней сессии депутаты приняли обращение к Кабмину о финансировании объекта из государственного или областного бюджетов.

– А если область и страна не помогут?

– Если «горбатый» мост закроют, весь транспорт будет перенаправлен на мост возле мясокомбината, который тоже находится не в лучшем состоянии. Вопрос: выдержит ли он те же перегрузы? Надо отдать должное НЗФ. Когда алексеевский мост обрушился и все поехали мимо Старозаводского и площадки НЗФ, то буквально за сутки там были установлены весы, контролирующие нагрузку. Движение машин с перегрузами было ограничено. А ведь раньше сколько депутаты горсовета ни обращались в облгосадминис-
трацию, всегда получали лишь отписки: то невозможно найти подходящую площадку, то не может полиция, то не может инспекция, то еще кто-то…
На протяжении последнего года управление никопольського ЖКХ заверяло депутатов в том, что если даже будет закрыт «горбатый» мост, мы вот здесь, в районе бывшей 6-й автобазы, сделаем перезд и решим вопрос на время реконструкции моста. Но когда дошли до дела, приехали представители железной дороги и сказали: « Ребята, а у нас есть границы вокзала, и в границах вокзала нельзя оборудовать перезды». Показали места, где можно оборудовать. Так это очень далеко, у нас есть объездная дорога и это будет короче.
Поэтому сессия горсовета направила обращение в Кабмин и к депутату Верховной Рады, чтобы нам помогли решить вопрос с железной дорогой для обустройства временного переезда.

О благоустройстве кладбища

– Недавно журналисты выезжали на кладбище, где предприниматели, устанавливающие надгробия, проводили акцию протеста. Дирекция кладбища пропускала их лишь через КПП и с регистрацией. 

– Проблема не в том, что не пускают граждан на кладбище. Не пускают именно подрядные организации, которые занимаются благоустройством, установкой памятников, могильных плит. Я общался с предпринимателями и скажу откровенно, что не понимаю решения руководства коммунального предприятия «Ритуал» и управления ЖКХ, его курирующего. Почему не пускают подрядные организации? Ведь у нас карантин по всей стране, но при этом строительные работы разрешены, ремонтируются дороги, меняются водогоны. Почему человек, который заключил договор с подрядной строительной организацией, не может на могиле своих родственников сделать благоустройство? Запрет – это
абсурд. 
Исполнительная власть мне не подчиняется, но я общался с директором предприятия. Он оперирует какими-то постановлениями. Не вижу смысла. Это – коммунальное предприятие, это – городская земля, это – жители города. И почему они не могут вести работы на могилах, я не понимаю. Свое мнение я высказывал: запрет несомненно надо отменить. 

(Интервью бралось до решения комиссии по чрезвычайным ситуациям и эпидемии, 1 июня открывшей кладбище для посещений, отменившей регистрацию на вхооде и учет лиц, посещающих кладбище – Ред.).  

– Александр Иванович, вас называют вторым человеком в городе. Можете ли вы повлиять, например, на комиссию по чрезвычайным ситуациям, отменить какое-то решение? Есть ли у вас такие полномочия? 

– В законе действительно говорится, что в отсутствии городского головы его обязанности исполняет секретарь горсовета. Но все забывают, что в здании исполкома мне напрямую подчиняются лишь три человека – аппарат горсовета. Все, точка. Я веду работу с депутатами, могу что-то инициировать, поднять какой-либо вопрос, вынести его на сессию, но влиять на исполнительные органы, тем более, на комиссию по чрезвычайным ситуациям, которую возглавляет городской голова Андрей Фисак, секретарь городского совета не может. 

Об опорной больнице 

– На последней сессии горсовета депутаты выделили землю для строительства приемного отделения больницы №4. 

– В Украине намечается создать 40 опорных больниц. Опорная больница – эта та больница, в которой проводится сразу вся диагностика. Пациенту можно будет поставить диагноз, и медики смогут быстро начать лечение.
В Никополе это – горбольница №4, выбранная Минздравом. Вопросом технаполнения уже занимаются областная админис-
трация и управление капитального строительства. В августе горбольница № 4 должна уже получить первый транш в 8 млн. грн. 
Финансировать работы будет Мировой банк реконструкции и развития через Минздрав при софинансировании областного совета. Звучит цифра (пока не официально, я еще не видел документы) порядка 70 млн. грн. Туда входит не только строительство приемного отделения и реконструкция здания, но и покупка нового медицинского оборудования.

– Во время сессии городской голова Андрей Фисак заявил о возможном объединении горбольниц №1 и №4. Это уже какое-то согласованное решение или просто его личное видение ситуации? 

– Вы же знаете, что к медицинской реформе очень много вопросов. К сожалению, местные власти поставлены в определенные рамки, а им необходимо принимать какие-то действия для того, чтобы медики города могли оказывать населению качественные услуги. Продвижение медицинской реформы, которое раньше проводилось из госбюджета, теперь ограничено. Городскому совету и городскому голове будет необходимо принимать решения самостоятельно для того, чтобы оптимизировать расходы. Городской голова, возможно, видит разруливание ситуации в том, чтобы объединить все больницы в одну, которая реально будет соответствовать и по оборудованию, и по набору специалистов требованиям, выдвигаемым реформой. Благодаря этому, мы сможем получить больше оплачиваемых услуг из госбюджета.

3 комментария

  1. Читатель:

    Сейчас окажется что мост живее всех живых, и ничего делать не нужно, а потом он завалится…

  2. Цыпляков И.П.:

    Еще один, известный способ решения вообще почти любых,кроме семейных,проблем — напиться и забыться.Это то,что делают многие,кроме,Читателя !!!Последний наверное видит возможность ,как выправить с минимальными трудозатратами «горбатый» мост,но не решается их использовать,т.к. ,по моему мнению,он боится потому,что знает: если он возьмется за это необычное дело и в него все получится будут говорить: «…вот ему подул попутный ветер…» и станут завидовать.

  3. Цыпляков И.П.:

    Актуальные темы в городе и его районе должен решать мэр (его заместитель) имеющий сильное воображение (которое всегда важнее,чем знания ),которые используются при выполнении новых проектов и идей.Пример,любая мостовая переправа и др.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх