Ветеран войны Иван Мокряк желал каждому любить жизнь, какой бы она ни была

Александр ДАРОВ,
для «Репортера»

Иван Мокряк – инвалид Великой Отечественной войны, полгода не дожил до своего столетнего юбилея. Таких людей уже, наверное, в нашей жизни не будет: безукоризненно честных, патриотичных, прошедших ад войны и послевоенного лихолетья, до последнего вздоха веривших в торжество тех идей, за которые отдавали жизни люди того поколения.

Ивана Варфоломеевича я помню давно, не один раз моя журналистская судьба сводила меня с этим замечательным человеком. Пока позволяло здоровье, он появлялся на различных городских мероприятиях, чаще всего – в пиджаке с орденами и медалями в праздник светлой Победы над фашисткой Германией. Человек прожил очень достойную жизнь. И сердце щемит, когда осознаешь, что с каждым годом ветеранов Великой Отечественной войны остается все меньше и меньше, они постепенно отходят в Вечную жизнь.
Я узнал о его смерти от его соседки. Приехал и встретился с его вдовой Лидией Ивановной. Сели рассматривать фотографии. Вот Иван Варфоломеевич запечатлен еще ребенок с родителями (с. Врадиевка Одесской области), а вот – с женой и детьми. А вот он – героический и молодой с орденами и медалями в кругу своих героических сверстников. Своими глазами в 30-е годы видел, как происходило уничтожение более-менее зажиточных трудолюбивых крестьян. Отца осудили за то, что скрыл от властей корову – основную кормилицу семьи, и мать с детьми вынуждена была перебраться с детьми к родственникам в Никополь. Подросток Иван пошел работать на краностроительный завод. Только отслужил в армии, как отправили на Финскую войну. А тут и Вторая мировая началась. Воевал на Карельском, Ленинградском, Сталинградском фронтах. Затем были Первый и Второй белорусские, тяжелые ранения, контузии, горел в танке… Смерть постоянно смот-
рела ему в глаза. После тяжелых увечий стал инвалидом войны – настоящим, не искусственным. Но до победного салюта оставался в строю.

– Познакомились мы с Ваней в 1946 году на танцах в парке Пушкина, – вспоминает Лидия Ивановна. – После армии он работал водителем в шестой автобазе. Такого бравого, статного парня нельзя было не заметить. Мы познакомились, он проводил меня домой, мы подружились. С тех пор начали чаще встречаться. Несмотря на то, что он был на восемь с половиной лет старше меня, мне с ним было уютно, интересно. Наши свидания при луне длились полтора года. За это время мы хорошо узнали друг друга, и поняли, что должны быть вместе – поженились, создали семью. И так в дружбе и согласии прожили 72 года. Нам все завидовали, такую счастливую семью не каждому удается построить, а тем более сохранить искренние чувства на протяжении всей жизни. Побывали в различных уголках Советского Союза. Как же радовался Иван, когда в 1948 году я подарила ему первенца – сына Владимира! А как же он радовался, как был счастлив, когда родилась дочь! Я работала старшим бухгалтером в 9-й автобазе, а Иван Варфоломеевич в то время уже перешел на Южнотрубный завод слесарем по ремонту оборудования в Центральной заводской лаборатории.
И женщина время от времени смахивала слезу.
– Я занималась домашним хозяйством, а Иван – в огороде, — рассказывает Лидия Ивановна. Он был очень хорошим виноградарем, разводил разные сорта винограда. Урожаем щедро делился с друзьями и знакомыми. Излишки, конечно же, вывозили на рынок. Мужу очень хотелось купить автомобиль, но в те времена это было большой проблемой, и чтобы купить авто, нужно было годами стоять в очереди. Помню, как мы радовались, когда Ивана за отличную работу премировали новенькими «Жигулями». Ездили в Приазовье и к его родственникам во Врадиевку. Но не зря же говорят: «Жизнь прожить – не поле перейти». Живешь счастливо, и не знаешь, что тебя ждет завтра. А у нас во время родов умерла дочь – совсем еще молодая женщина. Врачи оказались бессильными ей помочь. Это подкосило меня, душа опустела, ушла с работы. Невестка Наталья, сын Владимир, внуки поддерживали нас, как могли. Кстати, Владимир унаследовал от отца самые лучшие качества – душевную доброту, любовь к людям и сострадание, – с горечью вспоминала Лидия Ивановна.
– Владимир, как и его отец, имеет золотые руки – делится жена Наталья Андреевна, проработавшая всю жизнь мастером и начальником цеха на кирпичном заводе. – Все может сделать, отличный хозяин. Наш покойный дедушка был немного медлительный, а у Владимира все горит в руках. Он закончил металлургический техникум, но не стеснялся никакой работы. За что ни возьмется – все горит у него в руках. Долгое время работал мастером-энергетиком на НЗФ, затем – в профилактории завода.
– Дядя Ваня часто встречался со школьниками, молодежью, рассказывал о войне, о массовом подвиге и героизме советского народа в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и призывал молодежь беречь мир и покой, и трудиться во славу и процветание своей страны, – рассказывала невестка. С 2012 года после тяжелой травмы практически не мог самостоятельно передвигаться, пользовался ходунками, коляской и индивидуальным обеденным столиком. Вот, пожалуй, и все льготы ветерана. Власть не предлагала, а супруги по своей душевной наивности не требовали, не оббивали пороги кабинетов. Осталась маленькая обида. Хотелось, чтоб дедушку хоть кто-то навестил из городского совета ветеранов. Но нас перенаправили в совет ветеранов трубного завода. Думаете, кто-то пришел? Нет, конечно, – припоминала отдельные эпизоды невестка Наталья Андреевна. Лидия Ивановна как-то встрепенулась и стала показывать многочисленные награды мужа, среди которых – ордена Отечественной войны, медали «За мужество», «За отвагу», «За боевые заслуги»… Были даже три благодарности от самого Сталина за отличные боевые действия и взятие многих городов во время войны.
Самым большим праздником для Ивана Варфоломеевича был День Победы. Он при полном параде, с орденами и медалями, ходил к мемориалу «Вечная Слава» (пока позволяло здоровье), чтобы поклониться памяти товарищей, отдавших жизни на фронте за наше счастливое будущее, освобождая мир от фашистской чумы. Но в последнее время не только воспоминания, а даже разговоры о той жестокой войне вызывали у ветерана слезы на глазах. Он всегда желал каждому любить жизнь, какой бы она ни была, и любить так, как любил ее он сам – всем сердцем, всей душой, без остатка.

Фото Полины Рехлицкой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх