ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ: Отчаявшиеся супруги решились выкрасть своих детей

В «Репортере» №№ 14,15 и 19 мы рассказывали о супругах Ольге и Тарасе, у которых социальная служба г. Покров забрала детей (Полину и Костю). Да, они попали в трудное положение: не получилось жить в Днепре, переехали к родителям в Покров – там тесно; пока нашли жилье в Никополе, деток держали то в больнице Покрова, то в детском центре Никополя.

На сегодняшний день дети находятся  снова в больнице Покрова, а для их родителей был назначен суд на 23 марта. Мы связались с отцом детей Тарасом и вот что он рассказал:
– Суд состоялся, да не в Покрове, а в Днепре. Его просто-напросто перенесли туда по месту прописки Ольги (матери отобраных детей). Представьте наше удивление, когда мы пришли в назначенный день 23 марта в суд Покрова, а нам говорят, что судебное заседание проходит в Днепре. Нам никто не сообщил, суд провели без нашего присутствия. Как мы поняли, суд завершился в пользу социальной службы с дальнейшим рассмотрением дела. Покровские врачи отказываются выдавать нам справки о том, что мы никогда не состояли на учете в наркодиспансере, утверждают, мол, такие справки можно получить по запросу суда. Но суд, как нам дали понять, не видит в этом смысла и не собирается расследовать наше дело по существу. Мысли в голову лезли дурные, нехорошие. Мы с Ольгой боимся, что наших детей готовят на продажу. Дети по-прежнему напуганы. Полинка часто в истерике прячется под кровать. Нам удалось за это время подработать, и мы купили дочке простой телефон, чтобы можно было чаще держать с ними связь. Но уже на следующий день у ребенка телефон якобы пропал. На вопрос видела ли она, что-то или знает об этом, ребенок плачет и боится рассказывать, часто повторяя «Папа, я боюсь, боюсь». В последнее время дети рисовали какие-то странные рисунки, где они за решеткой. Это ненормально, явно, что-то нехорошее происходит с их психикой и моральным состоянием в целом.
Еще дочка нам сказала, что из социальной службы Покрова приходят сотрудники и ведут разные беседы, иногда выводят на прогулку. И во во время этих бесед рассказывают детям, что им лучше дружить с ними, иначе они могут не увидеть своих родителей или им будет плохо. Мы расцениваем это как прямые угрозы нашим детям. Я хочу, чтобы все знали, мы не будем молчать. Даже если мне потом будет плохо, я не дам детей в обиду.
…Спустя еще пару дней семейная пара отважилась на следующий поступок:
– Понимая, что никто нам не собирается возвращать детей, мы в очередной раз отправились к ним в больницу, чтобы проведать. У медсестер мы попросили вывести их на прогулку. Нас, конечно, не хотели отпускать, но я стал настаивать, что имею на это право. Тогда медсестра отошла в сторону, и мы вывели их на прогулку и просто забрали. Все вещи оставили там, главное было детей забрать и увезти из этого ада. Стремительно мы покинули Покров и сбежали. Нам начали звонить из полиции, спрашивать наш адрес, мы просто не отвечали. Дети все еще напуганы, стала проскальзывать нецензурная лексика, но они с нами и не отпускают нас. Даже когда мы прогуливаемся сейчас по улице дети очень боятся проезжающих машин. Костик сразу прячется за меня, а Полина говорит, что боится строгих дядей и тетей. Сейчас соберемся с мыслями и расскажем, кто конкретно из физических лиц замешан в истории похищения наших детей. До скорой связи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх