ВПЕЧАТЛЕНИЯ: Маленький рассказ о больших людях

Иван ОСАДЧИЙ,
специально для «Репортера»

Последние годы в Никополе периодически случаются позитивные изменения. Это хорошо. Правда, по большей части они напоминают пародию на изменения.  Симпатичный бульвар с газоном порадует и разочарует в одну и ту же секунду, потому что гулять по нему вы будете ровно три шага и упретесь в забор, а бургер в новом мясном кафе легко навеет мысль об эмиграции. 

Так устроен мир, скажете вы, – маленькие города всегда оглядываются на областные центры, столицу или далекую заграницу, а повторить не могут. Там трава зеленее, люди культурнее и денег больше. Допустим.

Но непосредственно сегодня в Никополе происходит изменение, которое не случилось пока ни в Днепре, ни в Киеве – Никопольская детская больница. 
Предлагаю вам прогуляться со мной вместе туда прямо сейчас по проспекту Трубников, 47, и посмотреть как все устроено внутри, какие условия будут созданы для детей не только города, но и региона, и подумаем, как возможны такие изменения. Избитый трещинами асфальт
проспекта Трубников уже не так огорчает при взгляде на только что появившееся здание детской больницы. Вы, может быть, даже захотите переехать жить на этом проспекте с видом на детскую больницу. От одного взгляда на это здание становишься здоровее.
Вполне вероятно, что ответственным за благоустройство нашего города выпишут профилактический рецепт на трехразовые прогулки в неделю мимо этого особняка. 

Пройдемте внутрь. Три просторных этажа. На первом  – консультативно-поликлиническое отделение, где будут работать педиатр, хирург, ортопед, травматолог, невролог, кардиолог, отоларинголог, офтальмолог, эндокринолог, гастроэнтеролог, санолог, функционалист, инфекционист, логопед, диагностическая лаборатория; на втором этаже разместится детский стационар;  на третьем – администрация. В стационарном отделении  будет 14 палат и 30 коек. Несложно посчитать, что максимально в палате – 3 койки.
Заходим в одну из них. Округляем глаза – душ и туалет в палате.
Вам казалось так везде? Я рад, что вы никогда не бывали в наших обычных государственных больницах.

А здесь:
Горячая вода? Да.
Розетки у коек? Да. 
Вай-фай? Да.
Функциональные кровати, которые соответствуют европейским рекомендациям?  Да! 

 Уточним еще детальнее? 
Матрацы для медицинских кроватей не с завода «Клавы Табуреткиной», они французские
, 17 см высотой. В среднем эта цифра для функциональной койки – 12 см. Преимущество будет сразу заметно, когда ребенок проведет на таком матраце хотя бы ночь. 
Концепция отеля присутствует во многом. Например, в палатах на симпатичных столиках стоят электрочайники и чашки из английского фарфора. Мелочь? Да тут многое продумали до
мелочей. 

Каждая койка укомплектована постельным бельем из достойного сатина. По три комплекта на койку. Такое белье дают в отелях, где цены начинаются от $80 за ночь. Поздравляю нас всех.
Вам, как и мне, возможно, подумается: зачем такое белье, ведь больница, ведь будет грязно? Но строгий заместитель главного врача по медицинской части Елена Полякова с энтузиазмом ведет нас за руку  в помещение, где стоят уборочные тележки и швабры для младших медицинских сестёр. И это зрелище
достойно неконтролируемой слезы – оборудование итальянское
. Но тут же она объясняет, что сотрудники больницы больше полугода «охотились» на все предложения, чтобы максимально сэкономить бюджетные средства.

Вам показалось, что это излишне? Зачем такие дорогие швабры? А затем, что для самой грязной работы предельно важно создать условия, где человек не почувствует себя ничтожным, обесцененным и жалким. Если вы подумываете о работе санитаркой и тут будет вакансия – не затягивайте с отправкой своего резюме. 

Процедурная сестра зовет сделать укол – заходим к ней и видим приличную медицинскую мебель с зеркальной хромированной поверхностью и веселыми рисунками на ящиках. Зачем? Опять же достойные условия для людей, которые делают стране последние 25 лет большое одолжение, работая за меньше чем в 10 раз зарплату по уровню их образования и вредности труда. 
Идем дальше? Устали? Присядем на диван в коридоре, он мягкий, удобный, приятного желтого цвета, рядом с диваном симпатичный фикус. Красота.

Спускаемся на первый этаж. С нашими округленными по 5 копеек глазами нас ловит окулист и ведет на осмотр. Предлагает присесть в кресло… и это любовь с первого взгляда. Думаю, что об этом кресле пойдут легенды, и дети выстроятся в очередь по нарисованным талонам, чтобы в него попасть хотя бы раз. 
К слову, если у вас есть дети, не показывайте им эту статью и фотографии просто так. Был бы я ребенком, я бы начал уже ныть, чтобы меня туда отправили и срочно нашли повод оставить на недели три. Если же случится отправиться в больницу – показывайте все, снимайте у детей тревогу, смело назовите это курортом.
Вы можете сказать, что я преувеличил и такого быть не может? А вот и может! Удивительно, но факт. К сожалению, я не могу перечислить в статье все, что я увидел, для этого придется выпустить отдельный пухленький журнал. 

За всей нашей прогулкой стоит максимально обстоятельная работа проектных менеджеров, которые умудряются совмещать непрерывную работу в старом корпусе детской больницы со стройкой
новой. 
План проекта новой больницы в компьютере Елены Евгеньевны в формате в 100+ строк. Похожие проекты ведут топ-менеджеры с зарплатами по несколько тысяч долларов. Боюсь герои текста, которые сопровождают эти изменения, не получают в месяц и 10 000 гривен. А
достойны. Достойны не потому только, что у них получается сделать больничный продукт на уровне клиники Шарите в Берлине или Мейо в Штатах, а потому что им не все равно, и они не ведут себя как будто делают какой-то подвиг, для них это обычная ежедневная работа без пафоса. 

Медицинскому директору Елене Поляковой не все равно, какого цвета диван и будет ли он сочетаться с цветом стен и римских штор. Ей не все равно, на каком матраце и постельном белье будут спать дети и их мамы. 

Ей не все равно, в какой бюджет это уложить, она считает каждую копейку наших с вами денег и старается с азартом потратить меньше, а доставить в клинику больше. 

Главному врачу Вячеславу Мальгину не все равно, будет ли оборудование для диагностики и лечения действовать, даже если он захочет перейти на более высокую зарплату. А сейчас он работает каждый день с большим усердием, чтобы больница открылась уже в апреле 2020 г.

 Я искренне надеюсь, что и Полякова, и Мальгин не пойдут в политику, потому что этот текст не предвыборная агитка. Это обоснованный фактажем восторг. И гордость за Никополь. Впервые за много лет. 
Очень желаю и другим больницам, чтобы им повезло так же. А если не повезет – вы знаете теперь, кого нанимать на
работу.

Как такое возможно? Децентрализация денег произошла? Реформа? Профессиональные люди на своем месте? Может, какой-нибудь политик с кучей денег сможет сделать такое же чудо? У наших политиков немало наших денег, но, оглядываясь на город в целом (и страну), складывается впечатление, что или никто ничего слаще редьки не ел и не умеет работать, или денег нет вообще никаких и никогда, а хорошие машины им приносит в клюве аист.
Другими словами, если вам политики за последние годы разбили сердце, то новая Никопольская детская больница и работа этих людей неизбежно соберет его обратно. Хотя бы на денек. 
Не болейте.

P.S. Услышав тон статьи, мне недвусмысленно сказали, что больнице и ее команде активно помогают и не бросают в трудные минуты  много людей и организаций, в том числе и администрация города. От чего можно порадоваться не денек, а целых два! Давайте же знать героев в лицо.

Это  экс-депутат Верховной Рады, а ныне заместитель председателя облсовета Андрей Шипко, трубный завод «Сентравис», благотворительные фонды «Детям Никополя» (руководитель Маргарита Горбаненко) и «Новая жизнь» (руководитель Наталья Мезенцева), общественная организация «Прихист», а также частные лица: Денис Томчук, Максим Жовнин, Владимир Ковалев, Сергей Вчерашний, Александр Радченко и многие другие.Спасибо вам!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх