ВСТРЕЧА С ИНТЕРЕСНЫМИ ЛЮДЬМИ: Скелетонист Влад Гераскевич и его отец-тренер… начинают новый олимпийский штурм через Никополь

Скелетонист Владислав Гераскевич родился и живет в Киеве, однако для никопольчан вот уже пять лет, как он – свой. Финансовую помощь в подготовке молодого перспективного спортсмена оказывает Никопольский ферросплавный завод. На зимних Олимпийских играх 2018 г. в Пхёнчхане Владислав занял высокое, как для 19-летнего скелетониста 12 место.

В этом году он установил личный рекорд скорости – 145,5 км/час (притом, что официальный мировой рекорд составляет 146,4 км/час). Недавно мне удалось познакомиться и побеседовать с Владиславом Гераскевичем и его отцом-тренером Михаилом Гераскевичем.

До Владислава в Украине не было скелетонистов
Но сначала несколько слов об этом виде спорта. Хотя на Олимпиадах он был представлен уже сто лет, никопольчане узнали о нем, пожалуй, лишь после Олимпиады-2018. Благодаря
Гераскевичам.
Собственно, как сказал Михаил Гераскевич, «до Владислава в Украине никогда не было ни скелетонистов, ни самого вида спорта. В Министерстве молодежи и спорта признали скелетон официальным видом только 17 сентября 2015 г. благодаря нашим усилиям».
Скелетон – это сани без рулевого управления, на которых спортсмен лежит головой вперед по направлению движения, лицом вниз. Снизу к скелетону крепятся два стальных конька, а сверху – две ручки. Максимальный вес скелетона – 43 кг для мужчин и 35 кг для женщин. Для соревнований используют те же трассы, что и для бобслея.

Владислав Гераскевич произвел очень хорошее впечатление. Благожелательный, эрудированный, с хорошо поставленной
речью, он мне понравился. И то сказать, человек окончил физико-математический техникум и учится на физическом факультете Киевского национального университета.

– Вы из спортивной семьи, Владислав?
– Да, отец раньше занимался бобслеем, теперь является главным тренером национальной сборной по скелетону. В юности я занимался боксом, боевым самбо и силовым спортом, но, в конечном счете, перешел в скелетон. В международных соревнованиях выступаю с 2014 г.

– Я в молодости занимался баскетболом и мне не понять, что такое скорость. Что такое 145,5 км в час, я могу только представить, и то – лишь в автомобиле. Но как нестись на такой скорости, имея у себя перед лицом ледяную трассу?
– Я не боюсь скорости, наоборот, моя задача – разгоняться как можно быстрей. Есть желание развить максимально возможную скорость. В своем первом в жизни заезде у меня была скорость около 80 км/час. Страха не было, я просто перегорел от волнения. Оно пришло на седьмом-восьмом заездах и быстро переросло в интерес ехать все быстрее и
быстрее.

– Существуют люди, склонные к суициду. Они не боятся смерти и даже тянутся к ней. В армию таких не берут, их отсеивают психологи. Скелетон, на мой взгляд, очень опасный вид спорта, смертельно опасный, суицидальный.
– Нет, все довольно безопасно. Нанести себе увечья сложно, для этого нужно еще постараться. Любой вид спорта несет в себе определенные опасности, например, спортивная гимнастика. В каждом виде спорта свои риски.

– Скелетон – не бег или прыжки, он зависит от хорошего оснащения спортсмена. Это всегда дорого. Насколько?
– Цены разные, начиная от 5 тысяч евро и заканчивая… верхнего лимита нет. Перед Олимпийскими играми норвежец Алекс Ханнссен приобрел скелетон за 100 тысяч евро. В среднем же он обходится от 5 до 10-15 тысяч евро. Кроме того, очень важное значение имеют коньки, которых на каждую трассу должно быть по-хорошему 2-3 пары, а стоимость одной в среднем тысяча евро.

– Каковы ваши рост и вес? Они помогают или мешают? Ведь если будет больший вес, скелетон понесется быстрее.
– У меня 186 см и 96-97 кг. Сейчас введено ограничение общего веса спортсмена и скелетона – 115 кг для мужчин и 92 кг для женщин. Я в эти рамки не вписываюсь. Придется немного сбросить вес и облегчить скелетон – с 32 до 25 кг. А если он легче, то, соответственно, и бежать легче.
Проблема большого веса – на старте, потому что нужно бежать в наклоне. Тяжелому и высокому скелетонисту это дается сложнее. В этом компоненте преимущество имеют низкорослые. А преимущество тяжелого веса уже на самой трассе не настолько большое, потому что есть еще обтекаемость. Есть трассы раскатистые, где хорошо иметь вес, а есть более сложные. Так что в конечном итоге все решает мастерство.

– Сколько у вас тренировок в день?
– По-разному. Все зависит от времени года и задач на этот период. В сезоне, когда идет подготовка к соревнованиям, имею по две-три тренировки в день. В Киеве мы выполняем другую работу, и тренировки могут быть даже через день: я поддерживаю форму, выполняю нетяжелые упражнения.

– Слышал, что у вас будет период тренировок и в Никополе.
– Скорее всего, да. Легкая атлетика, бег, штанга. Пару лет назад я уже тренировался в Никополе. На беговой дорожке стадиона «Электрометаллург» отрабатывал разгон скелетона на колесах. Внезапно выбегает директор Семен Рохкин с криком: «Ребята, мы так не договаривались! Вы мне дорожки угробите!» Но затем разобрались, что ничего резине колесами своего скелетона я не делаю. И Семен Яковлевич
успокоился.

– Вы объездили много стран мира. У вас бывает время посмотреть достопримечательности?
– Конечно же, мы ездим не для этого, занимаемся тренировками и более полезными вещами. Но, в принципе, что-то удается увидеть. Из аэропорта в Сеуле нас отвезли прямо в Пхёнчхан. Так что мы практически видели только его, а в нем – Олимпийскую деревню. А вот аэропорт произвел впечатление новыми технологиями.

– Как вы отдыхаете в свободное время?
– Его у меня немного. Хожу в кино, на выставки в Пинчук-артцентре в Киеве. Стараюсь разбираться в современном искусстве. Интересуюсь картинами в интернете. Я не большой знаток, мне эстетически просто нравится смотреть произведения искусства.
– У вас есть подруга?
– Оставлю этот вопрос без ответа.

– Чем еще интересуетесь?
– Читаю книги. Могу посоветовать автобиографическую книгу «Продавец обуви» Фила Найта – основателя фирмы «Найк», книгу «Зеленый король» Поля Сулицера – реальную историю еврея, выжившего в годы Второй мировой. Мне нравятся биографии выдающихся людей. Сильное впечатление произвела книга и фильм «Великий Гэтсби».
У меня на Фейсбуке выставлено много такой информации.
Заходите.

У Влада впереди – еще четыре-пять Олимпиад
С заслуженным тренером Украины, главным тренером национальной сборной по скелетону Михаилом Гераскевичем я познакомился в прошлом году. Но тогда пообщаться не получилось. Теперь я получил большое удовольствие об беседы с этим неординарным человеком.

– Наверное, это вы, Михаил Демьянович, влияете на сына, чтобы он получил хорошее фундаментальное образование?
– Я учился на отлично, но был в детстве хулиганистым пацаном. Учитель украинского языка говорил (цитирует нараспев, вальяжно): «Лише Бог знає на п’ятірку, вчитель – на четвірку, а учень – у кращому разі на трійку». Поскольку я шел на медаль, меня даже четверка не устраивала. Учитель был вредный, но и я тоже вредный. Чтобы получить пятерку у преподавателя, с которым у тебя вражда, нужно было о-о-очень хорошо постараться.

– У вас не развился комплекс, что на пятерку знали лишь вы и Бог?
– Вопрос веры слишком щекотлив, чтобы его рассматривать в таком контексте.

– Как вы вышли на Никопольский ферросплавный?
– Наша федерация – давний партнер вашего завода. Достаточно сказать, что первый боулинг для нашей сборной подарил еще в далекие 1990-е именно НЗФ. Руководство ферросплавного завода пригласило нас приехать в Никополь, познакомиться. Мы приехали, встретились. И у нас завязались тесные контакты. Завод очень помогает нам в решении финансовых вопросов, за что мы очень благодарны гендиректору Владимиру Куцину.

– Сколько спортсменов и в скольких странах занимаются скелетоном?
– Более чем в двадцати странах этим занимаются, думаю, порядка 250 мужчин и 200 женщин. Половина из них участвуют в международных соревнованиях. Есть еще и национальные чемпионаты – в Германии, Канаде, России, США, Британии.
Скелетон – спорт специфический и довольно дорогой. Влад упоминал Алекса Ханнссена, купившего скелетон за 100 тысяч евро?

– А не перекрывает ли качество скелетона мастерство спортсмена?
– Нет! Нужно чувствовать скелетон. Потому что тот же Ханнссен Владу на всех соревнованиях проигрывает. Скелетон и коньки у него лучше, он разбегается быстрее, однако езду не чувствует, делает много ошибок на трассе. В результате заметно проигрывает в скорости.

– Я-то по своей дремучести полагал, что главное для скелетониста – это хороший разбег.
– Это лишь одна из составляющих, но все решается на трассе. Необходимо чувствовать лед и управлять скелетоном, чтобы он шел не боком, а прямо. Понимать, какое прохождение виража не затормозит, а даст ускорение на выходе.

– А каково количество виражей на трассах?
– Стандарта нет, каждая из 15-и трасс в мире – уникальна. Виражей на них – от 14-и до 18-и. И каждая трасса заучивается скелетонистом на память.

– В старых мобильных телефонах была игра «Автогонки». Можно ли по аналогии изучить трассы по видео?
– Виражи по видео видны, но как почувствовать перегрузки?

– Где ваша главная трасса?
– По всему миру.
– Почему в Украине не построят нормальную трассу?
– Прежде чем строить такой объект, нужно найти профессионального тренера, готового собрать вокруг себя спортсменов. И только он может рассказать, что ему для подготовки олимпийцев нужно.
Вот благополучная страна Австралия. Провели в 2000 г. летние Олимпийские игры, настроили множество спортивных сооружений. 90% олимпийских объектов в Сиднее – высочайшего современного класса. Но теперь они пустуют. Такая же картина по зимним олимпийским объектам: треки в итальянских Кортина д’Ампеццо и Турине разрушили, в японском Нагано – на грани разрушения, в корейском Пхёнчхане трек простаивает. Куда еще строить?
Недавно комиссия Международного олимпийского комитета рассматривала заявку Италии на проведение Олимпиады. Итальянцы заявили, что готовы на восстановление трека в Кортина д’Ампеццо вложить 56 млн. евро. В ответ комиссия МОК ответила, что не надо, лучше использовать треки в соседних Австрии либо Швейцарии. Даже комиссия МОК против восстановления старого трека!
В настоящее время Украине трек не нужен, просто потому, что у нас нет такого количества спортсменов, которые бы его использовали.

– Первые советские чемпионы мира по фигурному катанию Людмила Белоусова и Олег Протопопов вспоминали, что катались порознь в одиночном катании. А им умные люди предложили: на чемпионат Советского Союза заявлены всего две пары. Выступите вдвоем – и автоматично займете, как минимум, третье место. Так началась их карьера. Не хотите провести такой чемпионат для сына?
– Я не буду организовывать чемпионат Украины, пока у нас не появятся, как минимум, семь-восемь спортсменов высокого уровня. Хотя мне уже неоднократно такое предлагали. Однако я больше 30 лет в спорте, и считаю ниже своего достоинства организовывать то, чего нет и бесцельно транжирить средства.

– Вы в своей жизни побывали на многих соревнованиях. Какое запомнилось больше всего?
– Олимпиада! Она не сравнима ни с чем. Огромное количество телекамер, журналистов, внимание всего мира, другое отношение со стороны государства и болельщиков. Все мои впечатления в качестве спортсмена и тренера не идут ни в какое сравнение с Олимпиадой.
А круче зимней Олимпиады может быть только летняя. К сожалению, на единственной Олимпиаде побывал лишь в качестве тренера.
Кстати, категорически не разделяю тезис о том, что «в спорте главное не победа, а участие». Когда попадаешь на соревнования подобного уровня, охватывает желание показать себя по максимуму, прыгнуть выше головы. Сама атмосфера там такая.

– Владислав прыгнул выше головы?
– Думаю, да. Учитывая, что он еще молод для этого вида спорта, ищу резервы, которые нужно мобилизовать – в экипировке, спортивной подготовке, мышлении. Есть и спортивные секреты. За необходимую нам информацию мы готовы платить, искать для этого деньги.

– Вы собираетесь заниматься спортивным шпионажем?
– Нет. Мы платим за опыт. Готовы платить и дальше, если этот опыт принесет нам высший результат.

– В вашей практике было, чтобы кто-то воспользовался вашей информацией?
– Это нормально в спорте, когда ты что-то даешь спортсмену, а он потом реализует и говорит, что добился этого сам.

– Не пытались ли переманить перспективного скелетониста в другие команды?
– Предложения о смене гражданства поступали. У британцев нет достойной молодежи, и они слюни пускали, говорили: «Вот бы нам такого юниора». А в США, где мы недавно участвовали в Кубке Америки, говорили: «Вы нам приносите серьезные проблемы, лучше бы вы выступали за нас». Но выступать мы будем за Украину. И Никополь.

– Насколько вообще присутствует нравственность в спорте высших достижений?
– Настолько же, сколько и в любой другой сфере человеческой деятельности. Треть – это недостойные внимания люди, треть – кого можно направить на путь истинный, треть – с которыми просто приятно соревноваться, которые в спорт осознанно пришли ради честного результата, а не какой-то подлости или выгоды.

– Пример подлости в отношении вас?
– Полтора года назад допинговая комиссия объявила предварительный результат того, что российские скелетонисты и бобслеисты замешаны в допинговом скандале. Их дисквалифицировали и лишили золотых медалей. В этой ситуации золотая медаль Сочинской Олимпиады-2014 Александра Третьякова должна была перейти латышу Мартинсу Дукурсу (он сам, его отец и команда много помогали нам с Владом). Россияне не должны были участвовать в Кубке мира, но их допустили. У Дукурса этот этап не заладился. Российские спортсмены откровенно радовались этому. Радовались и тому, что не все гладко прошло у Влада, кричали за спиной: «Ну что, сдулся, Гераскевич?»
В спорте не меньше и не больше подлости, чем в любом обществе. Мы не держим обиды глубоко в сердце, но запомнили все. Перешагнули и пошли дальше.
Кстати, тренер и отец шестикратного чемпиона мира Мартинса Дукурса – Дайнис Дукурс изготовил для Влада новый облегченный скелетон. Это при том, что мой сын является соперником его сына.

– Распространен ли допинг в скелетоне?
– Нет, он нецелесообразен, мешает чувствовать лед. Но, как видим, применяется. Потому спортсмены находятся под постоянным допинговым контролем.
Влад долгое время был в системе «Адамс», когда фиксировал на своем сайте с точностью до минуты все передвижения, места тренировок, питания, ночлега. Проверка подтвердила, что он абсолютно чистый. Нас вывели из системы «Адамс».
На этапах Кубка мира проверки периодически продолжаются. Мы их не боимся.

– В Украине кандидат в президенты Зеленский вызвал на сдачу мочи своего соперника. Насколько реально можно было определить наркотики?
– Мне было стыдно, что лидеры моей страны опустились до того, чтобы всему миру показывать, как они умеют писать. Но по тем тестам, что они сдавали, ничего серьезного выявить было невозможно.

– Ваши планы на будущее?
– Рассчитываем уже на зимней юношеской Олимпиаде в 2020 г. показать максимально высокие результаты. Форму будем набирать постепенно. Учитывая юный возраст Влада, у него, при желании, впереди – еще четыре-пять Олимпиад.

– Четыре-пять олимпийских циклов? Так до какого возраста могут выступать скелетонисты?
– Даже в 37-38 лет они еще не стары для этого вида спорта. И Мартинс Дукурс, который в шестой раз подряд выиграл чемпионат мира в возрасте 35 лет, это доказал. При этом он улучшил стартовый разгон, установил рекорд в треке и на финише. А Владу всего 20 лет…

Какой будет квадратный корень из 49-и?
Рассказ был бы не полным, если бы я не упомянул новую скелетонистку, отобранную для тренировок Михаилом Гераскевичем в Никополе. Это 15-летняя учащаяся школы №13 Лансия
Дмитриева (да-да, такое вот оригинальное имя). Она коренная никопольчанка, спортсменка в третьем поколении. Ее бабушка – заслуженный мастер спорта (в 1984 была победительницей Олимпиады), дедушка – заслуженный тренер Украины, папа Константин Грачев был участником Олимпиады, мама Ксения Яценко (девичья фамилия Грачева) – тоже незаурядной спортсменкой.
Раньше Лансия занималась спринтом – на 60 и 100 метров. Но теперь решила опробовать совершенно иные скорости. Несколько месяцев назад на стадионе «Электрометаллург» Михаил Гераскевич четыре часа тестировал ее по разным спортивным дисциплинам и остался
доволен. Более того, он дал высокую оценку и общему уровню развития спортсменки:
– Кроме неплохих спортивных результатов я еще успел спросить: «Лансия, а какой будет корень квадратный из 49-и?» И она мгновенно ответила: «Семь». Причем, спросил я ее сразу после того, как она пробежала дистанцию. Это говорит о гармоничном ее развитии. Как такому ребенку можно отказать в желании быть с нами в одной команде и в одном виде спорта?
Членами штатной сборной команды Украины по зимним видам спорта являются около 120-и спортсменов. У начальника департамента я спрашивал, какие интеллектуальные тесты они проводят для спортсменов. И получил ответ, что первый – это написать заявление на прием в сборную. А второй – вопрос: «Что будет больше – 1 поделить на 1 или 1 умножить на 1?» И, к сожалению, с первого раза правильно отвечает лишь половина спортсменов.

– Как родители Лансии нашли вас? – поинтересовался я.
– Ее папа Константин Грачев пробовал себя в сборной Украины по бобслею. Он знаком с президентом федерации. Мама, зная об этом, после того, как федерация объявила о наборе спортсменов-скелетонистов, попросилась к нему на прием. Тогда я и познакомился с ней.
Однако в тот год подготовка не была профинансирована. Теперь же деньги стали поступать – мы готовимся к зимнем юношеским Олимпийским играм. И я первый позвонил в Никополь.
Самое сложное не только найти юного спортсмена, не боящегося быстрой езды, но и родителей, готовых отдать своего ребенка на такой вид спорта и смириться с его отсутствием дома и в школе с октября по март.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх