Выборы-2019: Почему я не сделал фото голосования на дому

Эдуард ФАТЕЕВ,
«Репортер»

Мой избирательный участок находился в Никопольском межшкольном центре трудового обучения и технического творчества (ул. Херсонская, 56/1, ниже Центрального рынка). Проголосовав, зарегистрировался уже как журналист, пообщался с наблюдателями и заместителем председателя комиссии Александром Лернером.


– Были уже эксцессы?
– Женщина заявила, что муж работает в России и хотела проголосовать вместо него. Другая, явно не совсем адекватная, зайдя на участок громко заявила: «Ах вы бездельники, дармоеды! Засели тут! Работать бы шли!» А так все тихо, спокойно.

Нашу беседу прервал подтянутый пенсионер:
– Почему возле Бойко указано, что он баллотируется от Оппозиционного блока? А где «За життя»?
– Бюллетени изготавливались в Киеве под контролем ЦВК, мы отвечаем только за голосование, – пытались вразумить мужчину члены комиссии.
– Я полгода ждал этого часа, чтобы проголосовать за Бойко. Вы обижаете моего кандидата, власть его обижает! И вы хотите, чтобы я голосовал за Порошенко? Не выйдет! Мой голос – за Бойко!

– А почему напротив Мороза нет отметки о том, что он выбыл? – интересовался уже другой избиратель.
– ЦИК не приняла его запоздалого самоотвода и оставил фамилию в списке.
– Тогда претензий нет.

Пожилая пара. Муж, заходя в кабинку, обращается к жене:
– Сейчас проголосую и дам ручку.
– Там есть ручки, – подсказывают из комиссии.
– Мы голосуем только своей, чтобы вы не могли подсунуть симпатические чернила, – назидательно отвечает муж.

Договорился сопровождать группу, которая будет проводить выборы на дому. Трое членов комиссии с маленькой урной всегда ездят на транспорте и в сопровождении полицейского. И места для журналиста там никогда нет. А тут ближайший дом располагался совсем недалеко от участка, и я мог пройти до него просто пешком.
Я нагнулся над водителем, рассматривая карту и советуя ему, как рациональнее проехать по полудюжине адресов. И тут же к нам подбежала наблюдатель:
– Уезжайте или я вызову полицию. Избиратели уже обратили внимание, что непонятные люди изучают в машине какие-то бумаги.
Это здорово, что избиратели у нас такие бдительные!
А вот сфотографировать избирательницу-инвалида мне не удалось. Вместе с членами комиссии зашел в прихожую. Женщина на костылях получила бюллетень и прошла в комнату, следом за ней член комиссии занес урночку и, выйдя из комнаты, прикрыл дверь.
– Вы бы урну оставили здесь, – попросил я.
– Не положено. Избиратель проголосует, вбросит бюллетень, тогда я заберу урну.
Так вот почему никогда в СМИ не бывает фото голосующих на дому! Я вздохнул: первым, сделавшим такое фото, мне стать не удалось…

Как бороться с «фальсификаторами» из комиссий

Я пробыл на своем участке час-полтора. А моя знакомая Елена Сеченова проработала в комиссии день и ночь. Ее участок располагался в бывшем профтехучилище неподалеку от перекрестка ул. Шевченко и В. Усова. Вот ее впечатления.

Сначала прибыла крупная, агрессивно настроенная женщина. Она громогласно заявила:
– Понимаю, что вы будете фальсифицировать. Но не будем ругаться!
– И как же мы будем фальсифицировать, если в комиссии представители кандидатов-конкурентов?
– Не будем ругаться!! Давайте бюллетень!

75-летний сын привел свою 95-летнюю мать. Она еле передвигала ноги, но пожелала проголосовать.
Поразительно, но 80% стариков явились на выборы без очков. И затем даже не просили, а требовали их у членов комиссии:
– Так что мне теперь не голосовать? Вы обязаны обеспечить таких, как я, ручкой и очками!

Трое тинэйджеров явно впервые пришли на избирательный участок. Двое составляли группу поддержки своему голосующему другу. Пацан сразу попытался заснять историческое событие на смартфон. Ему сделали замечание, что снимать на участке запрещено. Он спрятал смартфон. Получил бюллетень, вихляющей походкой удалился в кабинку для голосования. Пробыл там достаточно долго, явно делая надпись или рисунок. Вышел очень довольный собой. Его друзья тоже прыскали от смеха. Сложенный в несколько раз бюллетень полетел в урну для голосования. Пацаны ушли окрыленные. Их первые выборы удались.

Скандальная ситуация возникла лишь под вечер, когда мужчина средних лет попытался зайти в избирательную кабинку вдвоем с женщиной. Наблюдатели были начеку:
– Это запрещено.
– Не приставайте ко мне! Это моя жена!
Вывести мужчину удалось лишь
совместными усилиями наблюдателей и членов комиссии.

Традиционно, перед самым закрытием участка пришла дама, желающая вывести окопавшихся в нем фальсификаторов на чистую воду.
– Почему у меня стоит номер на бюллетене? По нему вы вычислите, за кого я голосовала!
Пришлось показывать ей другие бюллетени, на каждом из которых стоял номер избирательного участка. Дама, похоже, поняв, что сморозила глупость, ушла с опущенной головой.
Кстати, для ведома разоблачителей заговоров. Если вы хотите, чтобы ваш бюллетень остался неопознанным, приходите в середине дня. Он окажется в общей массе. А вот бюллетени тех, кто голосует первым или последним, можно вычислить: когда содержимое избирательных урн вытрусят на стол, первый окажется в самом низу, а второй – на самом верху.

В целом скажу, что выборы прошли очень спокойно.

Результаты после подсчета 99,88 % голосов

Комиссия по результатам обработки 99,88% протоколов окружных избирательных комиссий показала первые официальные результаты выборов президента Украины:
Владимир Зеленский – 30,23%,
Петр Порошенко – 15,95%,
Юлия Тимошенко – 13,39%,
Юрий Бойко – 11,67%,
Анатолий Гриценко – 6,91%.

 ● Лидер партии «Батьківщина», кандидат на пост президента Украины Юлия Тимошенко считает, что результаты выборов в первом туре были сфальсифицированы, но не будет обжаловать их в суде, потому что не верит в справедливость украинских судов.

● Главы иностранных государств и политики пытаются спрогнозировать, как сформируется правительство Украины, чтобы президенту работалось легче. Видимо, им придется вести переговоры через вторых лиц государства,
поскольку у Зеленского еще нет опыта политической деятельности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх