В ЧУЖОЙ СТРАНЕ: Два года жизни в Поднебесной

Мой давний знакомый делится воспоминаниями о жизни за границей

Александр Даров,
для «Репортера»

Иду по ул. Электрометаллургов. Прохожие обгоняют меня, кто-то двигается навстречу, но я никого не замечаю, иду, так сказать, «на своей волне».
– Здравствуйте! — неожиданно вырос передо мной молодой мужчина с какими-то знакомыми чертами лица.

– Доброго дня! – машинально ответил я, и мы разошлись дальше. Но в голове уже начало прокручиваться: кто же этот человек? Что-то лицо уж очень знакомое…
И через несколько секунд за моей спиной раздается: «Анатолич! Ты что ли?». Поворачиваюсь, всматриваюсь.
– Не узнали друг друга. Постарели, наверное, (улыбается).
– Боже, Костя, ты, что ли? – признал я, увидев его добродушную, не меняющуюся улыбку. – Сколько же мы с тобой не виделись?
– Да  лет шесть, наверное!
Вот время летит, быстро и незаметно! Постояли, вспомнили былые времена, когда он еще совсем юным пришел на работу в телерадиокомпанию «Південна зоря» верстальщиком-дизайнером. Вместе готовили к выпуску каждый номер газеты «Південна зоря». Поговорили о знакомых, вернулись памятью в те далекие, но такие прекрасные годы работы в дружной слаженном коллективе.
– Сейчас ты как, Костя? Повзрослел, возмужал. Сразу и не признал тебя.
– Да все хорошо у меня, семья, дочки вырастают. Вот только вернулся из Китая. Преподавал там английский язык.  Начинаю обустраивать жизнь на Родине.

… В скорости мы распрощались, обменялись телефонными номерами (как обычно, на всякий случай), и  каждый из нас пошел по своим делам. Но мои мысли уже ушли в другую сторону. В голове начал прокручивать: «Мммм… Костя – преподаватель английского в Поднебесной? Интересно…»
Вспомнилось мне, как в 1990-х годах на рынках многих городов Украины, и даже нашего провинциального Никополя, можно было увидеть вьетнамцев, торгующих спортивными костюмами, китайцев, предлагающих наручные электронные часы. В 2000-х, когда моя дочь уже обучалась в Запорожском госуниверситете, там внушительную долю студентов составляли китайцы. Но в последние пять лет вектор изменился. Украинцы начали протаптывать тропы к освоению азиатского рынка труда. Всё более массовым становится миграционный поток на Восток. В поисках лучшей жизни и достойного заработка украинцы все чаще смотрят не в сторону примелькавшихся Польши или Чехии, а намного дальше, в частности – на Китай.
 Что ищут там, в странах далёких, наши люди? Почему  ездят на заработки в Китай? Я набираю номер, договариваюсь о встрече, не принимаю ни под каким предлогом отказов, и на следующий день мы встретились с Константином Рисным в уютном кафе, где чашечка крепкого кофе помогала вести непринужденную беседу.

– Константин, как же ты все-таки оказался в Восточной Азии, в стране с многомиллионным населением?
– Дело в том, что наши друзья уехали в Китай, и жена с ними общались в скайпе. Однажды вечером  после очередного общения, жена Людмила говорит мне: «А не попробовать ли нам поехать туда?» И, недолго раздумывая, перезвонили друзьям, взяли контакты,  сели, записали видео-резюме о себе на английском языке и отправили в компанию по трудоустройству в Китае. Вскорости нам перезвонил менеджер компании, у нас состоялось с ним собеседование по скайпу на английском языке, а позже нам прислали на подпись контракт, и.. уже через очень короткое время мы вылетели в края совсем неведомые. 
– То есть, летели, можно сказать, в никуда?
– Та нет,  вроде бы как отправлялись  в уже проверенное место, друзья, так сказать, из первых уст рассказали, что нас там ждет. Все взвесили, обдумали и решили, что это хорошая возможность увидеть мир. Хотя опасение на душе все же было.  Летели в каком-то размытом состоянии прямым рейсом Киев – Пекин. Перелет занял 10 часов.  Прибыли в час ночи. Людей в аэропорту было не особо много. С нами были русские, украинцы, китайцы. Из Пекина самолетом добрались до города Чанчунь провинции Дзилинь на северо-востоке Китая. Там проживают около 7 млн. человек. В аэропорту нас встретил менеджер компании, афроамериканец.  Вот тут и началось наше первое общение на английском. Поселили нас сначала в гостинице.

– А как же английский язык? Ты раньше хоть немного его знал? Задумывался ли о том, чтобы стать учителем … английского?
– Английский не знал совсем (смеется).  В школе изучал испанский. Знал только несколько английских слов, изъясняться совсем не мог, а тем более строить какие-то не будем говорить сложные, а даже простые предложения. Но начались тренинги:  две недели с 9 утра до 5 вечера. Один выступает в роли воспитателя, остальные (в группе было еще 8 афроамериканцев) – в роли детей. Каждому практиканту (так нас называли) дали распечатки игр, песен, чтобы мы их разучивали, и через две недели отправили на практику.  Обучение детей проходило больше в игровой форме, то есть, работаешь и как учитель или воспитатель, и как аниматор. Поначалу самому приходилось ночами сидеть учиться, чтобы утром чему-то научить маленьких китайцев. Естественно,  начинали с простых слов, диалогов, предложений в процессе игры.
– Ты мог в Украине представить, что, не зная английского языка, будешь обучать ему китайских деток?
– Если бы мне еще года три-четыре назад сказали, что я буду работать учителем английского языка да еще в Китае, я бы сказал, что это просто ерунда, глупая шутка. Но после поездки в Азию я понял, что мир не так уж и велик. Имею ввиду, что «дотянуться» можно куда захочешь. Главное – это желание. Здесь большую  роль играет любознательность, главное – не останавливаться, когда на твоем пути стоят какие-то преграды, двигаться только вперед.

– И сколько  ты пробыл в Поднебесной?
– Проработал я там два  года. Сейчас вернулся домой, буду обустраивать жизнь в Украине. Сегодня уже для того, чтобы поехать в Китай и там работать, нужно знать английский язык на достойном уровне. Теперь китайцы хотят видеть тренерами-преподавателями носителей английского языка  – австралийцев, канадцев, американцев, а украинцам начали выдавать меньше виз – одному из десяти.
Кроме того, сейчас уже требуют хотя бы малейший опыт работы с детьми. А еще приветствуется наличие сертификата, подтверждающего твою квалификацию и знание английского языка. Чтобы получить такой документ, нужно пройти курс и сдать экзамены.

–  Ты сказал, что китайская школа отличается от украинской. А чем конкретно?
– В Китае не та школа, к которой мы привыкли, там очень развито частное образование, хоть есть и много государственных образовательных учреждений. Многие родители отдают своих детей в частные садики, школы, тренинг-центры с усиленным программным обучением иностранным языкам. В одном из таких учреждений я и работал. У меня в среднем было от 7 до 12 уроков день, которые длились от 15 до 30 минут. В моей в группе были детки в возрасте от трех до восьми лет. В Китае реально люди предпочитают платить большие деньги за то, чтобы их дети изучали английский язык именно с носителями языка. Можно сказать, кроме преподавания есть понятие «покупатель и предоставитель услуг», то есть, родители видят, за что платят деньги. И мы, тренеры, должны  продемонстрировать то, что дети выучили, как могут между собой играть, взаимодействовать, используя английский язык. Для этого мне самому пришлось выучить еще и китайский язык, чтобы объяснить детям то, что они должны выучить на английском языке. Приходилось сначала переводить им на китайский слова песен, стихов.

–   Костя, а как решили вопрос с проживанием?
– Всех учителей-тренеров в нашей компании работодатель обеспечивал жильем бесплатно. Замечу, что там стараются обеспечить сотрудников жильем рядом с работой.  Коммунальные услуги, кроме воды и электричества, за меня оплачивал работодатель, у которого я работал. Если учесть, что в квартире были бойлер, мультиварка, электрочайник и электрическая плита, плюс другая бытовая техника и освещение,  то в месяц за свет я выкладывал 100 юаней (400 грн) и 70 юаней за воду и канализацию. То есть, в среднем на наши деньги – около 700 грн. Могут ли в Украине на оплату такой мизерной суммы за коммуналку? Конечно, нет. У наших сограждан на это уходит почти вся пенсия или половина заработной платы. А для Китая, если  сопоставить цены и доходы, то это не большие деньги. Хочу сказать, что это без режима экономии. Тем, кто старался сэкономить, получалось еще дешевле.

– Тебе понравился город?
–  У меня была квартира в хорошем районе, хоть и  на окраине города. Масса мест для отдыха. К слову, каждый район имеет свой парк. И это не так, как у нас – скверики непонятные с некошеной травой, а с дизайнами, беседками, спортплощадками, теннисными и баскетбольными кортами, тренажерами.  Китайцы очень активны в спорте. С 4.30 утра они уже все бегают перед работой, занимаются зарядкой, спортивной ходьбой. После работы люди в возрасте и до 90 лет собираются большими компаниями, группами, выносят музыкальные колонки и танцуют. У каждой группы – своя музыка, свои танцы. Молодежь играет в футбол, баскетбол, теннис. Натягивают в парке гамаки, устраивают пикники. Кстати, все парки имеют  тематическую направленность, заставлены разными скульптурами, работают театры под открытым небом. 


Фото из семейного архива


(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх