ДЕЛА ЦЕРКОВНЫЕ: Размышления над фактами по поводу Томоса

Светлана КОНОВАЛЮК,
«Репортер»

Теоретически с созданием нового государства должна быть (желательно) и своя поместная Церковь: власть обеспечивает материальное благополучие граждан, а Церковь воспитывает их в благочестии, патриотизме и милосердии. Так и случилось в Украине. В октябре 1990 г. (за год до провозглашения независимости Украины!) на общем Соборе из РПЦ выделили  Украинскую православную Церковь (УПЦ).

Этот документ (Томос) можно изучить в открытом Интернет-доступе (полезно сравнить текст с константинопольским Томосом). Между Церквями оставалось только общее молитвенное общение, которое существует меж всеми православными церквями мира. Это значит, что любая православная делегация может провести в любом православном храме мира свою литургию (или совместно со священниками того храма) в той или иной стране. Этот документ действует как договор о дружбе, никаких материальных обязательств не существует. Но в связи с войной на Донбассе сложилась нелегкая ситуация. Братья-славяне напали на украинцев. И вот тут основной массе граждан трудно было разобраться, как теперь дружить. Мы знаем, что священники честно помогали украинским воинам: прихожане приносили продукты, вещи, бытовые предметы, и священники отвозили все это на передовую. Священники отпевали погибших украинских бойцов.
Идея с константинопольским Томосом, может быть, в другой обстановке была бы и кстати. Но сейчас она воспринимается как часть избирательной программы президента Петра Порошенко. Вызывают недоумение такие факты как закрытые заседания Вселенского патриарха Варфоломея в Константинополе, передача Андреевской церкви в Киеве в полное распоряжение Константинопольского патриархата, настораживает то, что Афон принял эту идею как-то без распростертых объятий, а главное, Томос должен быть подписан представителями всех 15 православных церквей мира. Предстоятели многих церквей мира просят собрать совещание, но пока этого не произошло. И такого документа до сих пор нет.
Еще один странный момент. И Порошенко, и нововыдвинутый митрополит ПЦУ Епифаний  обещали, что слияние храмов будет добровольным. Должен быть какой-то «стол переговоров», какое-то голосование прихожан. Но по телевидению мы видим скандалы у храмов, крики и стычки распоясавшейся толпы. Они явно  посторонние (ведь прихожане – должны быть людьми смиренными, действовать логикой, доказательствами, убеждением, молитвами…). Зачем же эти тети кричат, если они не ходят в данный храм? Эти боевые группы очень похожи на то «народное» сопровождение, с которым ездят сейчас кандидаты в президенты. Их встречи с местным народом весьма и весьма ограничены – привезли своих, которые знают, какие вопросы задавать кандидату, отрапортовали и – дальше колесить по стране.

Вот навскидку несколько недоуменных примеров в связи с переходом храмов в новую структуру ПЦУ

  1. В Киеве на территории воинской части  отдельного полка президента Украины стоит  храм архистратига Михаила. Он был разрушен до размеров свалки. С 2010 г. его восстанавливали под руководством настоятеля храма архимандрита Луки Вакарчука. И вдруг ему сообщают, что храм переходит в Киевский патриархат. По логике и юридически, надо  бы письменно сообщить причину. Указать, что и почему священник делает не так? Ну хоть какие-то доказательства его вины предъявить! Вторым священником в храме был отец Вячеслав, который почти три года провел в АТО, в горячих точках и, несмотря на это, его кандидатуру даже не рассматривали. Говорят, прихожане, которые восстанавливали храм, плакали, ведь столько трудов было положено ими на  восстановление храма.
  2. В Одессе представителей Киевского патриархата и УГКЦ беспрепятственно пропустили на территорию академии через  КПП, а тех, кто туда ходил постоянно, не пустили. Так чем такие действия отличаются от бандитских?
  3. Когда в 2014 г. Киевский патриархат захватил храм УПЦ в с.  Рачин Ровенской области, прихожане даже не стали драться, они перешли молиться в небольшую часовню на кладбище, а потом построили новый храм, собирая деньги всем миром. И снова молятся о мире в Украине и единстве православия.
  4. В селе Шпиколосы Львовской области воинственные активисты инициировали захват храма общины УПЦ и устроили травлю несогласным с их действиями. Потом туда внедрился с внеочередными службами Киевский патриархат, постоянным прихожанам новички не давали спокойно совершать богослужения, распространяли ложь об их общине, терроризировали прихожан. А во время подготовки захвата «активисты» вели себя так, что даже те, кто подписался «за украинскую церковь», перешли на сторону общины канонической Церкви.   «Наша община никогда не делила людей на чужих и своих. Мы поддерживали семью священника УПЦ КП, когда с его ребенком была беда, мы собирали и передавали помощь военнослужащим, честно молились за всех. А потом эти люди оказались в рядах тех, кто нас атакует», – говорят прихожане УПЦ. На храме трижды резали замки, с 21 октября его и вовсе закрыли. На Покрову община УПЦ молилась уже возле храма, не имея возможности попасть в помещение.
  5.  В Кривом Роге неизвестные подожгли двери храма УПЦ, повреждена надвратная икона Вознесения Господня.
     
  6. В селе Гнездичное Тернопольской области посторонние люди
    устроили провокацию и сорвали Божественную литургию.  Вмешалась полиция. Пострадал священник Стефан Балан. Позже он сказал: «Нас начали бить. На  видео все хорошо видно». Храм опечатали.

В соцсетях некий Андрей Герман написал: «Интересно, как чувствуют себя люди, которые заходят таким способом, как у них это укладывается в общую модель религиозного сознания, сочетается с Евангелием? Верующими и христианами их назвать сложно. Радуются, наверное, своей победе. Это точно также, как зайти в чужой дом, зная,  что прежних жильцов выгнали вон. Также поступали и большевики, выгоняя из домов дворян, ученых, писателей и заселяя туда семьи новых руководителей власти.
Так чем же нынешняя украинская власть лучше большевистской?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх