И проходит душевная боль…

Светлана КОНОВАЛЮК,
«Репортер»

… Если бы сын не приехал ко мне в гости, я бы, наверное, не оказалась в пасхальную ночь в Спасо-Преображенском соборе. Постепенно месяц за месяцем мою душу обволакивала грусть. Я искала смысл прожитой жизни и не находила его. Дети и внуки – уже настолько самостоятельны, что мое исчезновение ничего бы не изменило.

Да, я дала продолжение роду, и в этом, пожалуй, единственный смысл моего появления на этот свет. Да, я грешила, но не умышленно, а по глупости или от вспышки обид. Старалась не делать подлостей, долго училась прощать и просить прощения. Снова и снова искала смысл в «Библии», в трудах
богословов и святых мучеников, шаг за шагом перебирала биографию странной Личности – Сына Божиего Иисуса Христа. Ну, допустим, Рождество Христа еще можно понять – Бог-Отец послал Его на помощь нам, слабым, заплутавшим, надо же было чем-то утешаться, чтобы иметь силы жить.

Земная жизнь Бога-Сына вроде понятна: в юности помогал хозяйственному Иосифу, осваивая профессию плотника, беседовал с простыми людьми, крестился в Иордане, и Его речи постепенно превращались в проповеди – страстные и убедительные… Я заставила себя принять необъяснимые чудеса: превращение воды в вино, хождение по поверхности воды озера Кинерет, воскрешение мертвого Лазаря, избавление людей от болезней… Я стала понимать смысл поста, Крещения, Сретения, Благовещения, вход Господен в Иерусалим… По-человечески понимаю Его растерянных учеников, когда Он не захотел стать Царем земным, а обратил их взор на Царство Небесное. Могу понять даже Иуду, который очень огорчился, когда понял, что Учитель избрал другое направление. И Петра, который от страха трижды предал Учителя в ту тревожную ночь перед Голгофой. Долгое время я не хотела принять Его смерть на Кресте. (Если Ты такой всемогущий, то как же Ты не смог спасти Себя от смерти???). Потом прочитала: Христос должен был до конца пройти опыт жизни на Земле как земной простой человек. Ладно, это еще можно понять. Но как случилось чудо Воскрешения? Не понимаю! И тут долгое время моим единомышленником был Фома, который воскликнул: не верю! И уж совсем не понимала фразу священников: от какой смерти избавил Он нас, почему Его смерть — не смерть, а победа над смертью? Словом, каждая Пасха, каждая православная дата открывала мне что-то новое. Я стала ощущать, что наступает время, когда человек должен принести в храм себя, свое покаяние, свои духовные труды.
Очень вовремя мы с дочерью проехали по местам, которые связаны с именем
Христа. Я побывала в Вифлееме, спустилась в пещеру, где зажглась Его Рождественская звезда; увидела жилище Его Матери Марии и названного отца Иосифа в Назарете; помочила ноги в озере Кинерет, где Он ходил по воде, аки по суху; окунулась трижды в Иордан; поднялась на гору Фавор – место преображения Господня, потрогала руками старые оливы в Гефсиманском саду; посетила Сионскую горницу, в которой Христос в последний раз собрал Своих учеников; в мощном храме Гроба Господня прикоснулась к холодному камню Помазания, на котором лежало Его Тело; опустилась на колени перед камнем, который был частью горы Голгофы… И все это как-то укрепило мою веру в то, что Он на самом деле был. Оставалось только научиться верить. Не веришь – не ступай из лодки в воду, и особенно если идет буря, как это попробовал сделать Петр.
Кстати, в Израиле я была еще просто журналистом и ловила знаковые кадры на фотоаппарат. И только моя взрослая дочь время от времени останавливала мелькающих туристов словами: «Люди, что же вы суетитесь, давайте присядем, помолчим, подумаем…». Она была в то время беременна, и врачи предсказывали ей третьего сына, а она с мужем очень хотела дочку. И мы молились об этом во всех храмах Израиля. Юля приехала в Никополь и родила девочку Иванку. Вот такое наше маленькое чудо.

… И вот Пасха-2019. В который раз народный депутат Андрей Шипко по благословению митрополита Ефрема привез из храма Гроба Господня благодатный огонь. Наш Спасо-Преображенский собор был набит полностью людьми (достойными и недостойными, всеми забытыми и отверженными, легкомысленными и угрюмыми, с раскрытыми сердцами и застегнутыми напрочь…), и мы ждали этот огонь. Стояла торжественная тишина. Ни звука, ни кашля, ни старческого кряхтения, ни детского смешочка. Все огонечки, все лампады и свечечки были потушены. Казалось, что эта минута распространилась на всю Вселенную. Мир замер. Вдруг тихое-тихое пение и медленное усиление громкости… Люди расступились, увидев строй священников, и мы пошли за ними на Крестный ход вокруг собора. А уж после круга вслед за Крестным ходом явился Андрей Шипко! Я никогда не видела его таким радостно — возбужденным.

Из его лампадки огонь мгновенно стал перехватываться по всем другим свечам и лампадкам. Я зажгла свою большую свечу, состоящую из 33 свечек (по числу лет земной жизни Христа), которую купила в Иерусалиме и каждую Пасху и Рождество зажигаю ее на ненадолго.

Потом всеобщее оживление, мы высыпаемся во двор. Андрея Федоровича окружают люди с вопросами, и он рассказывает, как стоял у самой кувуклии, как получил этот огонь, как летел на Запорожье. Он делает это уже не в первый раз. И по привычке с удовольствием фотографируется с каждым, кто подскакивал к нему. Особенно радостно-шумной была группа кучерявых новопавловских цыганских юношей. Праздник наполнил душу дивным светом… Видимо, каждая Пасха открывает христианину новую грань его взаимоотношений с Богом.
Как бы подольше сохранить в душе сегодняшнюю радость?..

Р.S. Напоминаю, празднование Пасхи длится 40 дней, потому как именно столько времени Христос провел на Земле со своими учениками после Воскресения.
Продолжение репортажей на эту тему дадим в следующем номере.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх