КУЛЬТУРА И ДУХОВНОСТЬ – СЕСТРЫ: Я помню вальса звук прелестный

Светлана КОНОВАЛЮК,
«Репортер»

… Может быть, как-то надо остановить развитие цивилизации (какое же это развитие, если только и говорим о плохой экологии, химических добавках, болезнях, вымирании животных и растительности, об апокалипсисе?..). Ну смотрите, как хорошо было в 18 веке! Длинные пышные платья и прически, фраки с бабочками под горло, цокот лошадиных копыт, тормозивших изящные кареты у подъезда оперного театра, длинные тонкие перчатки дам… А какие голоса! Бас, баритон, тенор, сопрано, контральто… Помещики приезжали в столицы, чтобы почувствовать себя человеком высшего класса.

… Об этом размышляла я, сидя в маленьком зале Никопольской школы искусств на вечере романсов. (Но и то, слава Богу, что школе выделили недавно это здание на проспекте Трубников и хорошо отремонтировали его).

В тесном коридорчике сверкала в черном блестящем платье шикарная никопольская певица Арина Беляева с элегантным молодым

мужчиной – своим сыном Платоном, тоже певцом. Заносили скрипки и гитары супруги-преподаватели Жерновые с юной дочкой Софочкой, не было только старшего сына, который учится бесплатно в консерватории Сингапура. Моторно-деликатная директриса школы Оля Пастушок принимала гостей. Зал заполнили бабушки и дедушки юных музыкантов. Они горячо перешептывались, щелкали своими телефончиками, фиксируя на фото своих любимцев, и культурно выкрикивали с первого до последнего выступления такие забытые слова как «браво» и «бис»…
При первых же звуках необычайно высоких женских голосов (Лизы
Сенчук, Насти Богачевой и Кати Ружицкой
) захотелось на волне этих звуков легонько раздвинуть крышу и взлететь в небесную высь, полетать над набережной, где гуляют и целуются влюбленные, услышать шепот днепровских волн…

… Конечно же, на этом концерте было много замечательных романсов, украшенных украинскими народными песнями. В 18-м веке, да еще и в 19-м, слова этих романсов и песен знали многие певцы, музыканты, интеллектуалы и просто любители.
Посмотрите на стихотворные столбики справа и пробегите глазами эти тексты. Оцените, сколько там нежности!.. «Милый друг, нежный друг, я, как прежде, любя,
в эту ночь при луне вспоминаю тебя»; «Гори, гори, моя звезда», «Тихо над річкою, ніченька темная», «Ночь светла, над рекой тихо светит луна, и блестит серебром голубая волна»…
А теперь представьте, что вы слышите еще и звуки фортепиано, гитар, домр, виолончели, саксофона…


Это играли: ансамбль гитаристов Михаила Жерновых, инструментальный ансамбль «Милонга» Михаила Жерновых, ансамбль народных инструментов Ирины Ярошенко, ансамбль скрипачей Ларисы Скрипченко и Алены Василик.
И вот «вишенка на торте» – Арина Беляева тихо и нежно (так умеют только профессионалы) спела романс на слова Эльдара
Рязанова «Любовь волшебная страна» (а еще обманная, неверная, прекрасная, весенняя) из фильма «Жестокий романс»…
И вот, наконец, вторая и самая большая «вишенка на торте», мэтр, маэстро, мастер Григорий Довженко! Высокий певучий бас с сильным верхним регистром (кантанте).

В молодости брал две рабочие октавы – от фа большой октавы до фа первой. Техника голоса отличается мягкостью, мелодичностью. Его энергетика очень схожа с мощью великого певца прошлого века Федора Шаляпина. У Григория Феодосиевича пели родители, сейчас сын Тарас заканчивает Одесскую музыкальную академию. Сам же маэстро окончил Львовскую консерваторию и четыре года работал в Львовском оперном театре. Все самые трудные и мощные арии были его! Службу в армию проходят в ансамбле песни и пляски Южной группы войск в… Будапеште, столице Венгрии! Его бас открывал все концерты. В первых рядах сидели члены правительства Венгрии, высокопоставленные гости из других стран. Пел прямо в Ставке командующего стран Варшавского договора для представителей этих стран. Ну а когда здоровье стало подводить, то еще работал в ансамбле Одесского военного округа и в Одесской филармонии. Теперь он поет в хоре Спасо-Преображенского собора и учит пению молодое поколение в Никопольской школе искусств. На этот раз он подарил слушателям «Элегию» композитора Массне: «О, где же вы, дни любви, сладкие сны, юные грезы весны?». А чтобы все же расстаться со слушателями на приятной ноте, спел свою любимую казацкую юмористическую песню «про вуса і гарбузи». В частной беседе он как-то сказал, что теперь любит петь «Величание Успению» и «Тебе Бога хвалим», что благодаря этому «душа моя поет больше, чем я сам». И силы духовные сразу ко мне приходят. Мне хочется восславить Бога своим голосом так, чтобы человек прочувствовал то, что чувствую я. И чтобы это ему тоже дало силы для восхваления Церкви и Христа».

Григорий Феодосиевич очень сожалеет, что сейчас у нас нет обще-музыкального образования. Сейчас люди больше слушают, а в советские времена больше пели.
По радио постоянно крутили арии из опер, классические песни и народные, люди знали наизусть песни, которые пели в кинофильмах и сами пели во время застолий и в поле. «А сейчас телевидение забито политической болтовней, много глупых песен, которые люди не запоминают и, тем более, их даже не хочется петь. Что уж тут говорить о пропаганде классических музыкальных произведений. На все смотрят через призму бизнеса: выгодно-невыгодно. Бизнес съедает таланты. Кто-то вложил деньги в безголосого, и он выходит на сцену. А талантливому молодому человеку нет выхода на большую сцену».

Сомнение
(Слова Кукольника, музыка Глинки; впервые прозвучала в 1838 г.; пели, Соловьяненко, Обухова, Отс…)

Уймитесь, волнения страсти,
Засни, безнадёжное сердце,
Я плачу, я стражду, душа истомилась в разлуке!
Я стражду, я плачу, не выплакать горя в слезах.
Напрасно надежда мне счастье гадает,
– Не верю, не верю обетам коварным,
Разлука уносит любовь!
Как сон, неотступный и грозный,
Мне снится соперник счастливый,
И тайно, и злобно кипящая ревность пылает!
И тайно, и злобно оружие ищет рука.
Напрасно измену мне ревность гадает,
– Не верю, не верю коварным наветам,
Я счастлив – ты снова моя!
Минует печальное время,
Мы снова обнимем друг друга,
И страстно, и жарко забьётся воскресшее сердце,
И страстно, и жарко с устами сольются уста.

Вспомни обо мне
(Авторы: Языков, Шишкин, 1885 г.;
пели Людмила Зыкина, Алла Баянова,
 Изабелла Юрьева, Юрий Богатиков, 
Тамара Синявская, Эдита Пьеха, Вика Цыганова, Гарик Сукачёв, Александр Малинин…)

Ночь светла, над рекой тихо светит луна,
И блестит серебром голубая волна.
Тёмный лес… Там в тиши изумрудных ветвей
Звонких песен своих не поёт соловей.

Милый друг, нежный друг, я, как прежде, любя,
В эту ночь при луне вспоминаю тебя.
В эту ночь при луне, на чужой стороне,
Милый друг, нежный друг, помни ты обо мне.

Гори, гори, моя звезда
(Авторы: Булахов, Чуевский, 1846 г.; пели Федор Шаляпин, Анна Герман, Александр Малинин…)

Гори, гори, моя звезда,
Звезда любви приветная!
Ты у меня одна заветная,
Другой не будет никогда.

Умру ли я — ты над могилою
Гори, сияй, моя звезда!
Умру ли я — ты над могилою
Гори, сияй моя звезда.

Тихо над річкою
(Авторы: Черкасенко, Батюк, 1906 г.; пели хор Веревки, Майборода, Соловьяненко…)

Тихо над річкою, ніченька темная,
Спить зачарований ліс,
Ніжно шепоче він казку таємную
Сумно зітха верболіз…

Элегия
(Массне, 1866 ; пели Федор Шаляпин,
Монсеррат Кабалье, Энрико Карузо, Пласидо Доминго, Муслим Магомаев…)
О где же вы дни любви,
сладкие сны,
юные грезы весны?…
Где шум лесов,
пенье птиц,
где цвет полей,
где серп луны,
блеск зарниц?
Все унесла ты с собой,
и солнца свет,
и любовь, и покой!
Все, что дышало тобой лишь одной!
О вы, дни любви,
сладкие сны,
юные грезы весны!
В сердце моем нет надежд следа!
Все, все прошло и навсегда!

Я помню вальса звук прелестный
(Николай Листов, 1904 г.; пели Отс,
Нани Брегвадзе…)
Я помню вальса звук прелестный
Весенней ночью, в поздний час,
Его пел голос неизвестный,
И песня чудная лилась.

Теперь зима, и те же ели
Покрыты сумраком стоят,
А под окном шумят метели
И звуки вальса не звучат…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх