ЛИЧНОСТИ: Я крутил эту картину, как цыган солнце

Виктория ВОРОНОВА,
«Репортер»

На днях в Никопольском краеведческом музее состоялась первая персональная выставка нашего горожанина Александра Макаренко, а между прочим, его картины, разлетаясь по всему миру, несут красоту нашего края далеко за океан. Первое, что я узнала: его жена Светлана, с которой они в браке уже более 37 лет, является самым жестким критиком его работ.

– Александр, первое, что заметила на этой выставке: В ваших картинах доминируют пейзажи Львова. Не хочется ли вам переехать в Львов или в другой город, в другую страну?
– Одно время были такие мысли, но в Никополе нас держат внуки, дочери, да и финансовый вопрос не позволяет.

– Долго ли вы планировали персональную выставку?
– Около года собирал работы, и это, поверьте мне, большой соблазн не продавать свои работы. А у меня уже очень многое продано (мой агент занимается их реализацией на Львовском вернисаже), поэтому на выставке в Никополе уже многого нет.

– Что вдохновляет вас в работе? Естественно, путешествия, а что еще?
– Люблю городские пейзажи. Еще юношей влюбился в узкие улочки Риги, в них есть загадочность. Тогда это было как бы преддверие к многим старинным городам Европы. И до последнего вздоха буду верен городскому пейзажу. Хотя, как вы видите по моим работам, я всеяден, это и натюрморты, и графика. Вот в одной из работ я использовал технику мокрой акварели, но, чтобы краски потекли туда, куда нужно, надо обладать большим мастерством, поэтому крутил я эту картину, как цыган солнце. И видите, как получилось, это Сиваш в Геническе, излюбленное место отдыха нашей семьи.

– Сколько лет вы пишете картины? 
– Интенсивно более пяти лет. Перед этим я занимался художественным паркетом, по Москвам, по Ленинградам, росписью в домах состоятельных людей, зарабатывал себе на кусок хлеба. 

– Какая ваша самая любимая страна?
– Болгария, она оставила след в душе, и люди там русскоязычные, нет языкового барьера. Поколение нашего возраста вообще прекрасно разговаривает на русском языке, если я вижу в магазине, что продавец – мой ровесник, я без проблем могу подойти пообщаться.

– В какой стране мечтаете побывать?
– Очень хотел бы увидеть своими глазами Венецию, написать свой живой пейзаж. У меня есть картины, но они написаны с фотографий. 

– О чем вы мечтаете сейчас на этой персональной выставке?
– Мечтаю о мировом признании, добраться бы до мастеров акварели. Акварель сейчас набирает неожиданный, популярный рост во всем мире. Картины маслом – это уже традиционно, а акварель – предательская и своенравная
госпожа. Малейшая ошибка и лист можно выбрасывать в мусор.

– Извините за нескромный вопрос: обычно на такие выставки приходят всем семейством, а вы только с женой.
– Внуки у меня еще маленькие для такого мероприятия, а дочь на работе. Вполне возможно, что на следующую выставку придём всем семейством.
– Здесь у вас представлено разнообразие техник. Как вы к этому пришли? Какими работами вдохновлялись?
– Это внутреннее состояние моей души, ощущение мира, и оно всегда выливается на полотна.
Говорят, от картин веет позитивом, а ведь это бывает не всегда. Когда человек в плохом настроении, он просто не рисует.
Это взаимоисключающие вещи, хотя некоторые мастера выплескивают на полотна и свой негатив. Например, рисуют трупы животных, чтобы ошеломить зрителя. Но я все-таки приверженец светлого, красивого и радостного. И в моих работах вы это можете увидеть. Для меня работа за мольбертом – естественный процесс: есть желание – ты стал и рисуешь. Правда, еще и дело в технике. Если ты не обладаешь техникой живописи, то и людям ты ничего не сможешь показать. 

– У вас есть ученики, школа, где бы вы обучали подрастающее поколение своему мастерству?
– Ко мне просятся в ученики, но я не имею физической возможности обучать людей, и я не хочу брать на себя такую ответственность. А внуки, возможно, и будут художниками, на них у меня время есть всегда, я уже их потихоньку обучаю.

Вы видите своих внуков художниками? А с дочерями не получилось?
– Почему не получилось, моя старшая дочь Ольга работает в Бахрейне (государство в Персидском заливе), и в свободное от работы время берет заказы на росписи, она очень одаренная. Младшенькая тоже одаренный ребенок, только у нее двое деток, некогда. А так она занимается вышивкой. Все-таки гены есть гены, у меня вот тоже неизвестно откуда эта «бацилла» появилась, видимо, какие-то деды-прадеды разрисовывали украинские хатки. 

– У вас бывают сложности с музой или вам всегда хочется творить?

– Нет, не всегда, я бы хотел рассказать опыт американской поэтессы Рут Стоун по этому вопросу. Когда у нее нет вдохновения, она гуляет по полям, и если вдруг видит, что по полям катится волна из-за горизонта, выворачивая деревья и землю, проскакивает мимо нее, то она в тот же момент бежит к хижине, чтобы записать свои ощущения. Но, как признается, захватывает только хвост вдохновения, и зачастую критики высказываются о ней, что ее поэмы написаны задом наперед. И я хочу сказать, что это действительно так, мы захватываем только хвост вдохновения. А мое вдохновение приходит ночью, это мое время.

– Важный вопрос для посетителей выставки и наших горожан: а ваши картины можно будет приобрести?
– Да, конечно, уже, кстати, приобрели сотрудники музея в подарок своей сотруднице. Придётся мне делать авторскую
копию. 

Интервью окончилось, и я пошла дальше любоваться этой красотой. Сиваш, Венеция, львовские улочки, храмы переплетались с красотой природы. Этот праздник красок и прекрасного настроения останется со мной надолго.


Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх