Марк ПРОДАН, художник: «Невозможно написать то, что ты не познал в своей жизни»

Светлана КОНОВАЛЮК,
«Репортер»

… Мне кажется, что я знакома с ним всю свою жизнь. Нет, мы не дружим семьями, я могу забыть имя его жены, вообще, не знаю его внуков… Но когда я прихожу в Спасо-Преображенский собор и прикасаюсь лбом к Богоматери, одежды которой усыпаны белыми космическими звездочками с Младенцем, у которого блестят голые коленки, как у мраморной скульптуры, я знаю, что ОНИ – МАТЬ и ЕЕ СЫН пропитаны теплыми, выстраданными мыслями Марка Дмитриевича, его любовью к этой удивительной жизни на планете Земля – с ее горечью и радостями, с ее жесткими испытаниями, которые нас закаляют, с ее тайнами природы, которые невозможно постигнуть, то есть, со всем, чем окружает нас БОГ.

Я знаю, что Марк Дмитриевич расписывал библейскими сюжетами этот собор. Никопольские дети постоянно видят на выставках, в книжках, в Интернете картины Марка Дмитриевича, посвященные храбрым предкам-казакам, выдающемуся гетману Богдану Хмельницкому, пейзажи с лодками-чайками на крутом берегу Никитина Рога, с Великим Лугом и плавнями… И все это воспринимается как грудное молоко, и ребенок
вырастает патриотом.


…Да, все-таки иногда надо выходить в свет. Общество помогает расставлять акценты – ты очередной раз решаешь: твое это общество или нет. Вспомнился Лев Толстой:
«Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили. …Вечер Анны Павловны был пущен. Веретена с разных сторон равномерно и не умолкая шумели… Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят…».


Такой же вечер состоялся 27 сентября в краеведческом
музее Никополя.
Так и кажется, что сейчас польется милая смесь французского с нижегородским. Шляпки, фотовспышки, объятия, яркие фразы типа «мы одной крови»… Торжественные слова, цветы, музыка Вивальди. Мэтр Марк Продан в первом ряду с семейством и – Виктор Хоменко – взъерошенный, как воробей накануне дождя, плавающий между группами гостей. Продан – как символ оптимизма (еще бы, 86 лет прожить в Никополе, помнить русско-еврейско-украинскую манеру говорить и даже писать очерки, очень литературно, с использованием этого прекрасного суржика, и бесконечно рисовать Старый город. Марк Дмитриевич – иконописец, воспитатель высокой морали. Неслучайно на мероприятие пришли священники. Марк Дмитриевич расписывал не только собор, а и церковь Рождества Богородицы на третьем участке, церкви в Червоногригоровке и Апостолово. Основал иконописную школу. Поэтому с особым удовольствием священники под руководством отца Николая Марущака окропили собравшихся свяченой водой.


И Виктор Хоменко – человек-загадка, судя по картинам – пессимист, всегда в ожидании мрачных событий. Странные существа, напоминающие людей, извилистые линии и мазки, уходящие в никуда, преимущество темных тонов на его полотнах – все это как бы предупреждает: зло рядом, будьте осторожны. Добра много не бывает, его постоянно обламывает зло.
И как только эти два противоположных художника могли организовать общую выставку?! Если вы еще не были на ней, то поспешите. Анна Павловна сказала бы: «Вечер удался». И особо поблагодарила бы за него работников музея, отдел культуры, высшую городскую власть, пианистку Татьяну Букрееву.


… Вторая выставка открылась в Культурно-досуговом центре (Старый город, ул. Усова). Разница во времени между двумя выставками – два часа. Круто – голова и сердце насыщены плотными клочками эмоций, а тут надо осваивать еще одну выставку.
Но освоили. Причем, и людей было тоже много, и музыки, и торжественных слов. Так что покровитель Никополя святой Никита, наверняка, поаплодировал нам с Небес. Окончательно подтвердилось, что мы – одно общество, как и писал Толстой: люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, веретена с разных сторон равномерно и не умолкая шумели… Многие давно не виделись, радостно обнимались и заинтересованно обсуждали картины разных никопольских художников. Меня сразу же захватила огромная желтая картина Виктора Хоменко. Загадочные сочные, не тонкие ярко-желтые линии уходили куда-то вверх. Под ними написано: «Осенний букет». Наверное, это проблеск оптимизма автора. Будем надеяться, что и у него, и у нас следующая осень будет удачной. Может, война закончится?..

Картины Марка Продана
Картины Виктора Хоменко

«Репортер» готов принять версии зрителей и опубликовать их: что же имели в виду авторы картин «Покой», «Диалог» и «Приговор историческому наследию»?

Один отзыв

  1. Читатель:

    Великолепная статья талантливого журналиста! Спасибо за такую публикацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх