Мастер шпионажа. А мы его не знали

Недавно поступило сообщение: в Киеве скончался 87-летний разведчик, полковник в отставке Анатолий Баронин. Во время работы в Нигерии в 1970-х годах ему удалось в очень сжатые сроки выполнить важнейшее задание центра: получить информацию о новой опасной болезни в Африке – лихорадке Эбола.

Пробирки с зараженной этой лихорадкой кровью срочно были отправлены специальным рейсом «Аэрофлота» в СССР. Немецкий журнал «Штерн» назвал его тогда «выдающимся мастером шпионажа». Баронин трижды работал резидентом советской внешней разведки за рубежом (в Гане, Нигерии и Либерии), а последние пять лет службы занимал должность первого заместителя начальника управления разведки в Киеве.
Из 50 лет работы в разведке половину он отдал службе на руководящих должностях в Первом управлении органов госбезопасности УССР и подготовке молодых украинских разведчиков. После обретения Украиной независимости много лет работал профессором Института Службы внешней разведки Украины. Он отлично владел английским языком и грамотно способствовал заимствованию передового опыта НАТО в сфере подготовки офицеров-разведчиков. За это был отмечен
орденом Даниила Галицкого. С началом российской агрессии на волонтерских началах работал на противодействие гибридной агрессии Кремля.
В 2008 г. он дал интервью газете «2000».
– Мне пришлось быть свидетелем четырех государственных переворотов и одной гражданской войны. Первый раз это произошло в 1966 году в Гане, где я в то время был уже заместителем резидента советской разведки. В три часа ночи началась стрельба. Нужно было срочно ехать в посольство и информировать Москву. Решил, что пешком безопаснее. Вокруг хаотично летали трассирующие пули. Не хотелось умирать от случайной пули… В следующий раз, уже в другой стране, во время очередного путча поздно вечером возвращался на машине домой после встречи с информатором. Неожиданно останавливает военный патруль. Автомат Калашникова в грудь, обыскивают. Начинаю протестовать, объяснять, что я дипломат, показываю на номера автомобиля, предъявляю паспорт. А они никакой реакции! Палец сержанта на спусковом крючке. Оказалось, что патрулирующие молодые люди, безграмотны. Хорошо, что в этот момент подъехал их офицер.
Пару лет назад в Киеве была потрясающая сцена. Один энтузиаст-украинец пришел в американское посольство предлагать услуги. Кончилось это тем, что его взашей оттуда выгнали, посчитали провокатором. Именно для того, чтобы такого не было, американцы всегда немного приоткрываются. В свою очередь умные инициативники долго приглядываются, к кому обратиться, чтобы их не выставили.

– Как вас расшифровали. О вас написал в своей книге «КГБ. Тайная война советских разведчиков» Джон Барон.
– Это было в 1970 году. Тогда в Англию перебежал наш разведчик Олег Лялин и начал сдавать информацию обо всех, кого он знал. Оказалось, что мы вместе с ним проходили языковую подготовку в разведшколе, занимались в одной аудитории. Правда, настоящей моей фамилии он не знал, мы ведь там проходили под другими. А вот по фотографии опознал. Пришлось уйти от греха подальше: меня отозвали. В моем подразделении в Москве было больше половины украинцев, и когда появилась возможность, я согласился на работу в Киеве. Они, естественно, поддержали мой выбор. Да и в Киеве меня очень хорошо встретили.

– Все годы работы в разведке вы участвовали в противостоянии КГБ — ЦРУ. Теперь, когда КГБ разрушен, а в независимой Украине ЦРУ считается дружественной спецслужбой, — это не вызывает у вас дискомфорта?
– Дружественных разведок не бывает. Партнерство осуществляется постоянно. Сейчас — это взаимодействие по борьбе с транснациональной преступностью. Но даже это партнерство в любом случае осуществляется в форме противостояния. Если между разведками начинается дружба, то это уже не взаимодействие, не взаимопомощь, а подчинение и закабаление одной разведки другой. Да, я всю жизнь работал против главного противника. А главными противниками были, прежде всего, США, страны НАТО, ну, и Китай одно время был.

– Сейчас вы стыкуетесь с американцами? Они, наверное, интересуются вашей предыдущей работой? Как отбиваетесь от их вопросов?
– Каждый разведчик должен знать только то, что ему положено знать по его должности и по порученному участку работы. Все остальное — от лукавого. Этот принцип свято соблюдается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх