НАМ ПИШУТ: Помнить всегда

Василий ЛОГВИНЕНКО,
жертва нацизма, ул. Патриотов Украины

Ранняя и теплая весна и благоприятное состояние здоровья позвали мое сердце присутствовать на траурном митинге 14 марта в родном селе Клубовка на Черниговщине. Митинг был посвящен 76-й годовщине массовой гибели односельчан от нацистско-карательного отряда во время оккупации нашей земли. Всем объявили о моем присутствии. Вместе возлагаем цветы к стеле с именами 506 жертв, из которых 184 ребенка.

Представитель районной власти назвала все партизанские села, которые были полностью сожжены. Это и является основной трагедией Корюковки, которая, как и мое родное село, находиться на Черниговщине. Прозвучало, что наконец-то о Корюковской трагедии начали рассказывать в школьных учебниках.
Вернувшись в Никополь, я пошел в школу № 4 к библиотекарю Ирине Ганноцкой. Обратился к ней с просьбой узнать, действительно ли о тех страшных событиях заговорили и дают ли какую-то информацию. Ирина Анатольевна поняла мою просьбу, и вот я держу в руках учебник истории Украины для 10 класса, за 2018 г., страница 220, раздел «Корюківська трагедія». Это не воспоминания очевидцев, суждений, а отражение для молодого поколения факта государственными историками на украинском языке: «Трагедія – масове вбивство 6700 мешканців, здійснене 1-2 березня 1943 року загонами СС та угорської військової жандармерії в ході Другої світової війни. Вбивства за кількістю жертв майже у 45 разів перевищують білоруську Хатинь, у 41 чеське Лідіце, у 12 французький Орадур. Вбивство мирних мешканців Корюківки на Нюрнберзькому процесі названо наймасштабнішою трагедією у Другій світовій війні».
Оказывается, что по приказу начальника штаба командования Германии по борьбе с партизанами от 16 декабря 1942 г., войска имели право чинить расправу даже против женщин и детей и ни один из карателей не понес наказание. Это нацизм по самым тяжким его проявлениям, а дети партизан обречены на уничтожение.
Уже с седыми волосами мы соберемся возле памятника жертвам нацизма в нашем городе в день освобождения узников нацистских концлагерей, на минуту склоним голову, скорбя о не вернувшихся жертвах.
Обмоток колючей проволоки и звон колокольчика на памятнике в очередной раз напомнит нам о бдительности:
«Сотни тысяч заживо
сожженных
Строятся, строятся в шеренги
к ряду ряд.
Интернациональные колонны
С ними говорят, с нами
говорят».
Пусть не черствеют наши души, занимаем активную жизненную позицию. «Пока дышу – надеюсь, пока живу – борюсь», вспоминается такой пароль военного разведчика, нашего земляка из Днепропетровской области, воевавшего с польскими партизанами и узниками из концлагерей «Бухенвальд» и «Освенцим». Это они спасли от разрушения нацистами древнюю столицу Польши – Краков.

Безразличие, или Все та же «хата с краю»

Неля ЗАЙЧЕНКО,
ул. Брестская, 68

Моя соседка по улице, хозяйка дома №95 испытывает настолько сильную любовь к своей овчарке Грете, что выпускает ее одну на улицу. Мы с соседом неоднократно просили ее не делать этого, но результат нулевой. 2 апреля, возвращаясь с работы, я думала, что мне удастся проскочить опасный участок возле дома №95, однако из открытых ворот на меня бросилась, рыча и брызгая слюной, огромная собака. После мне сказали, что это порода алабай. Я очень сильно закричала, видя, что в соседних дворах есть люди. Но никто никак не отреагировал. Минут пятнадцать я стояла в полном оцепенении, не глядя на пса, а тот обнюхивал меня. Не знаю, какая сила заставила его отойти. После этого я очень медленно, на негнущихся ногах, потихоньку, спиной вперед стала отступать.
Немного придя в себя, стала звонить в полицию (на это у меня ушло минут сорок: были заняты все операторы). Звонила в спасательную службу 101, где мне ответили, что собаками они не занимаются. Звонила квартальной, но тоже получила отрицательный ответ.
Я решила дождаться приезда полиции, поскольку люди шли с работы и на автобусную остановку, и могла случиться беда. Но все же нашлись соседи, которые меня услышали, хотя и находились от меня на расстоянии более ста метров. Мама с дочкой выбежали из дома, в чем стояли, но что они могли сделать с огромным псом? Тем не менее, женщины стали предупреждать идущих людей, чтобы те обходили опасный
участок другим путем. Нашлись два смельчака, которые, рискуя быть атакованными грозной собакой, закрыли калитку, подперев ее камнем.
Полиция приехала более чем через час, но никакой существенной помощи от нее мы не получили. Полицейские лишь приняли у меня заявление о происшествии, но поскольку хозяев собаки не было дома, то вопрос повис в воздухе.  
Мне удалось дозвониться хозяину собаки  Валере, который очень был удивлен, почему его подопечная бегает по улице. И очень удивился, что я после случившегося еще могу разговаривать.
Я очень благодарна за поддержку семье Холодковых (ул. Брестская, 89) которые были    свидетелями этого чудовищного случая и поддержали меня в такую минуту. Ведь я, будучи в шоке, не до конца понимала, что могло произойти. А остальные соседи могут оказаться на моем месте в любую минуту, да Бог им судья.
На следующий день, 3 апреля, алабай Грета бегала по улице уже не одна, а с еще одной овчаркой. Калитка для алабая была
открыта.

Один отзыв

  1. сочуствующий:

    Ув.Неля!Общеизвестно,что любой стресс бесследно для здоровья человека не проходит,а тем более для ребенка.Настала пора принимать экстренные меры не только к животным,но их сочуствующим…Полицией и медициной не ведется статистика (нет информации в СМИ)пострадавших людей от укусов собак и их тяжести.Поэтому у нас в городе нет спаса от собак особенно вечером…Где предвыборные обещания депутатов…?Советую Вам найти хорошего адвоката и доктора и через суд наказать обидчика,тогда другим не будет повадно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх