На вершине за 10-15 минут пьянеешь от счастья и без шампанского

Среди номинантов недавнего общегородского конкурса «Гордість міста» значился и преподаватель физкультуры школы №10 Сергей БОНДАРЕНКО.  В прошлом году он покорил потухший вулкан Дамавенд – высшую точку Ирана. Журналист Эдуард ФАТЕЕВ встретился с ним в небольшой тренерской комнате школьного спортзала, сплошь увешанной грамотами, фотографиями гор и медалями. На полке стояли кубки и блестящие статуэтки. 

Туризма стало мало, переквалифицировался на альпинизм

– У меня всего 15 минут на интервью, пока длится перемена, – сказал Сергей Анатольевич. – Но вы же успеете задать все свои вопросы? 
Меня это позабавило, и я уверил учителя, что мы вложимся в отведенное время. Хотя предполагал, что на это должно уйти минимум минут 40. Так оно и случилось. Однако, время пролетело мгновенно. Мы даже не присаживались, разговаривали стоя. Ну что ж, значит, будем беседовать в темпе, рассудил я. 
Пару раз забегал учащийся, чтобы получить указания: старшеклассники играли себе в волейбол, не отвлекая своего преподавателя. 

– Самая высокая вершина, покоренная вами? – я взял темп с места в карьер. 
– 6 148 метров, вершина Раздельная на Памире. Тогда у нашей группы была цель подняться на пик Ленина (7 134 метра), однако погода не позволила, и мы пошли на соседнюю Раздельную. Это четвертый по высоте семитысячник на территории бывшего СССР. 

– Откуда вы родом?
– Родился в 1960 году в Никополе. 

– Почему вас потянуло в горы? У нас вокруг необозримые степи. 
– С восьмого класса занимался легкой атлетикой у тренера Марины Цыцариковой. Затем окончил Винницкий пединститут и по распределению поехал в село Васильевку Новомосковского района. И там, как бы сказать, переквалифицировался. Директор сельской школы практиковал туризм и увлек меня походами. Там первый раз я водил в поход детей. Затем начались путешествия по всему Советскому Союзу. Ездили на Тянь-Шань, за Полярный круг, в пустыню. А потом туризма мне стало мало, переквалифицировался на альпинизм. Причина проста: альпинист выбирает понравившуюся ему вершину и с небольшой поклажей покоряет ее. А туристу приходится по 12-25 дней бродить с большим грузом за спиной. 

– Но ведь альпинисты тянут за собой еще больше снаряжения. 
– Да. Но оставляют его в базовом лагере и дальше идут с минимальным грузом на штурм вершины. 
 
– Поразительно! Неужели карабкаться по горам скалолазом проще, чем ходить по ровной поверхности просто туристом? 
– Именно так. Вот они – Эльбрус, Казбек, наши
Карпаты, наш Крым, Домбай, Монблан, – показал Сергей Анатольевич на фотографии на стене.  

– Кто это рядом с вами? – обратил я внимание на его фото с молодой
женщиной. 

– Это Ирина Галай – первая женщина-украинка, поднявшаяся в 2016 году на самую высокую вершину планеты Эверест-Джамалунгму. С ней я сфотографировался в Иране, когда в приюте на высоте 4 200 метров мы пересеклись с ее группой. 

– Насколько активно женщины участвуют в альпинизме?
– До второго разряда. Дальше маршруты более сложные и стенные, когда нужно на стене ночевать. Это уже первый разряд, и там женщин единицы. 

– Как относится к вашему хобби семья? 
– С пониманием. Раньше я водил детей в походы на Хортицу, теперь они уже взрослые. Жена работает со мною в школе. Поначалу тоже пробовал водить ее в небольшие легкие походы, но это не ее. 

– Как проводите отпуск?
– Иногда вместе с женой, иногда порознь. В прошлом году сначала я съездил на восхождение в Иран, а затем на свой день рождения она повезла меня в Черногорию. 

Что оставляют на вершинах…

– В 1980 году на экраны вышел французский фильм «Альпинист». Тогда я впервые увидел тонкости того, как люди карабкаются по горам. Меня поразила скорость, с которой передвигался главный герой. 
– Альпинизм предусматривает преодоление нескольких рельефов: скал, снега, льда и «сыпухи». Самое сложное, когда ты переходишь
с одного рельефа на другой. Этот фильм я тоже смотрел. Там много постановочных сцен. Если ты задался целью и идешь к ней, ты не будешь растягивать процесс. Допустим, я поставил целью взойти на такую-то вершину, готовился к этому весь год. Лишь следующим летом смогу это реализовать или нет. Это как бы соревнование с самим собой. Ты потратил на вершину кучу времени, денег. Остановиться сложно. Ты этим горишь, хочется доказать самому себе, что ты это можешь, что ты чего-то стоишь.

– Как правило, какими группами ходят скалолазы?
– Небольшими. Раньше были намного больше, сейчас – два-четыре человека. У каждого – свои приоритеты, свои планы, поэтому найти единомышленника сложно. Например, в Иране мы шли вдвоем. Своего напарника я ждал почти пять лет. Мечта была, но не было с кем поехать туда. 

– Каковы ваши физические параметры?
– Рост – 180 сантиметров, вес – 72-73 килограмма. 

– С какими параметрами удобнее всего ходить в горы?
– С любыми. Даже с лишним весом. Мой напарник в Иране киевлянин Алексей Малиевский такой. Видно было, что ему тяжелее, чем мне, но он шел. Если такой человек не держит группу, это всех устраивает. 

– Какой у вас рацион в горах?
– Берем в основном сухие продукты быстрого приготовления. Растапливаем снег. А внизу нас уже ждет нормальная еда. 

– Сколько времени длится экспедиция?
– От 10 до 18 дней. А вот на пик Ленина – больше 20, семитысячники Непала – уже 24 дня. Стоимость: 20 дней – тысяча долларов. 
– В Непале есть шерпы – местные выносливые носильщики. А в других горах услуги существуют?
– Уже повсеместно появляются ребята, готовые заработать на предоставлении  услуг – среди иранцев, киргизов, таджиков. Можно подвести грузы от одного приюта до другого на лошадях, а самим передвигаться пешком. В телепрограмме «Шиворот навыворот» даже показывали, как на полпути на гору носильщики накрывают для богатых туристов столик с фарфоровой посудой. 
  
– Вам нужно на вершине шампанское?
– На вершине за 10-15 минут пьянеешь от счастья и без
шампанского.

– Какие символы вы оставляете на вершине в честь ее покорения: флаг, медальон,    надпись «Здесь был Серега»? 
– Обычно, там сложены каменные туры-обелиски с пустой консервной банкой, в которой находится записка предшественников: «Группа такая-то совершила восхождение такого-то числа. Руководитель группы такой-то». Оставляешь свою записку, старую забираешь и возвращаешься вниз. Если официально зарегистрирован, сдаешь записку, и тебе в книжку альпиниста делают официальную запись. В моей книжке записаны уже более 50-и вершин.    

Иранцы, оказывается, пьют, если им наливаешь

– Почему вас потянуло в Иран. Страна с религиозными фанатизмом и нетерпимостью, со стражами исламской революции на дорогах. Лет семь назад там задержали группу наших байкеров, которых с трудом удалось вырвать из-за решетки. Понимаю, когда идешь на Монблан. Это центр просвещенной Европы, безопасность, терпимость, комфорт, в конце концов. Но Иран же страна дикая и небезопасная.    
– Хотелось! Это Дамавенд – самый высокий вулкан в Азии и высшая точка Ирана, 5 671 метр. Да посмотрите на эту гору! Ведь красавица! Она даже изображена на десятитысячной иранской купюре, на обратной стороне от аятоллы Хомейни. Ну как же на нее не сходить? Мы ходим в горы, просто потому, что они есть!

– Как пелось в одной песне, «у меня есть ноги, поэтому я иду»… Хотя у вас такая внешность, что вас там и за своего принимали?      
– Было и такое… Общались так на английском. Почему я ждал своего напарника Алексея Малиевского на это восхождение? Он хорошо владеет английским. Как альпинист был не очень сильным, но очень коммуникабельным. До этого у него в активе был лишь подъем на Эльбрус.  Технически вершина несложная в Иране, но это потухший вулкан, и нас временами останавливали выбросы серного газа. 
А Монблан… Это знаковая вершина, самая высокая в Европе. Да, там сервис. Однако, по красоте Кавказ, пожалуй, ее превосходит.

– Я говорю об опасностях Дамавенда не на вершине, а тогда, когда вы спускаетесь туда, где уже начинается государство – с полицией, армией, стражами исламской революции. 
– К нам относились адекватно. Украинцы там не частые гости. Мы оформляли документы через Федерацию альпинизма Ирана. В Тегеране были кратковременно, сразу выехав в горы.  После восхождения позволили себе в Тегеране немного выпить. Иранцам ислам не разрешает пить, они курят кальян с какими-то специфическими травами. Мы летели через Баку, и я провез в Иран бутылку коньяка. Угощал им иранцев, а они предлагали мне кальян. Когда им наливают, они, оказывается, пьют. Но я не курю. 
Женщины ездят в отдельных вагонах – первом и последнем. Мужчины не ходят в шортах и футболках. Это действительно есть. Мы ходили в спортивных костюмах. 
Это было в июне 2018 года. Внизу стояла жара, лишь вершина была покрыта снегом. Мне, конечно, хотелось больше зимы, однако на высоте пяти тысяч метров уже снег таял. 

На свою мечту заработаю сам

– В фильме «Скалолаз» герой Сильвестра Сталлоне не сумел самую малость дотянуться до пальцев напарницы, и та сорвалась в пропасть. У вас такое случалось?
– Таких случает не было. Однако двое моих знакомых, с которыми я встречался в горах (правда, они были в других группах), затем разбились: парень упал в трещину в испанских Пиренеях, а девушка на Эльбрусе сорвалась и замерзла в ледовой трещине. 
Поэтому одержимости во время восхождения нет: ты понимаешь, что должен вернуться сам и вернуть своего товарища. 

– Каково ощущение, когда вы покорили очередную вершину?
– Состояние эйфории, которого затем хватает на год. Чтобы планировать затем новое восхождение. Именно за этой эйфорией я и хожу в горы. Передать словами это невозможно. 

– Вам не кажется, что восхождение напоминает карьеру человека: карабкается-карабкается, и в итоге вершина – пенсия. И вот он сидит на этой вершине и думает: а зачем было все это? Вот и альпинисту назад ход – только вниз. И что внизу? Какая эйфория? 
– Ты должен покорить вершину и закрыть поставленную перед собой
проблему. Иногда на это уходит год, иногда пять (как у меня с Ираном), иногда – целая жизнь. И в отличие от пенсии у меня еще много целей. Например, не был еще в Непале. Хочется отходить там семитысячник. Почему бы нет? Пока есть возможности, движемся. 

– План на следующий год есть?
– Конечно! Мы полтора года назад не поднялись на гору Тетнульд (4852 метра, 10-я вершина Кавказа, в переводе с грузинского «белая невеста»). Не получилось потому, что не было погоды, группа оказалась не совсем подготовленной. Поэтому мы спустились вниз. Хочу на следующий год этот вопрос закрыть. Но есть планы и на 2021 год – семитысячник в Непале. 

– До скольких лет вы собираетесь штурмовать горы?
– Пока смогу, буду ходить. 

– Колени не болят? Для меня в этом году это стало больной темой, и я у всех подряд спрашиваю об этом. И все без исключения люди, которым перевалило уже за шестьдесят, отвечают утвердительно. Да еще с каким-то возмущением: вы что, как это не болят?
– И у меня есть такая проблема. Нашел себе препарат, пью дважды в год. По
совместительству работаю еще тренером фитнес-клуба, так что постоянно занимаюсь собой. 

– На этом фотоснимке вы напоминаете негра, – показал я на стену с фотовыставкой. – Ведь в снегах загар пристает быстро? Пользуетесь кремами?
– Внизу много солнца, вверху много снега. И нужно быть осторожным с загаром. У меня, как правило, облазит только нос. Особо не мажусь. 

– И опять о кинематографе. В фильме «Мистер и миссис Смит» Анджелина Джоли на руках передвигается по скале, горизонтально нависающей над ней, при этом обсуждая с подружкой своего нового бой-френда. Такое возможно?
– Разумеется, это постановочная сцена, абсолютно невозможная в реальной жизни. Мы берем с собой телефон или фотоаппараты, чтобы запечатлеть миг победы. Но во время восхождения ты как на соревновании – весь сконцентрирован. Иногда идешь по гребню – слева и справа пропасть. Идешь, не думая о том, что можешь упасть, концентрация в такие моменты полная. Прислушиваешься в эти мгновения к любому шороху. Какие тут телефоны?

– Скалолазание дело затратное. Где вы берете деньги? Кстати, на одном из фото вы изображены с флагом общественной организации «Громадська сила». 
– Дочка руководителя этой общественной организации Вадима Колесника училась у меня, и он помогал со спортивным инвентарем для школы. И сейчас понемногу спонсирует. Если бюджет поездки 500-700 долларов, то 100 долларами поможет. Но в основном решаю вопросы за свои деньги. В течение года откладываю. Как обычные люди копят на отпуск, так я откладываю «на горы». 

– Статуэтки очень похожи на «Оскара», – обратил я внимание на 15-сантиметровые «позолоченные» фигурки на полке. – Что это?
– В конце учебного года вручаю их лучшему спортсмену и спортсменке школы. Еще две статуэтки – это для игроков в большой бадминтон, культивирую его. 

– А «лампа Аладдина»? – взял я в руки восточную лампу, напоминающую сказки Шахерезады.   
– Ее подарили мне в школе за подготовку спортсменов, – засмеялся учитель физкультуры.  

– Не пробовали тереть? – спросил я, осторожно ставя «лампу» на место. – Попробуйте, когда я уйду. А вдруг появится джинн и спросит: «О, Сергей ибн Анатолий, чего желаешь? Все осуществлю!» Что бы вы ему ответили?
– На свою мечту я заработаю сам. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх