ПОКОЛЕНИЕ ХХІ ВЕКА: Как ребята из Капуловки шоу-бизнес покоряют

Назар Грабарь: «В современном мире нет ничего далекого и невозможного» 

(Окончание. Начало в № 26-27)

Эдуард ФАТЕЕВ,
«Репортер»

Братья Илья и Назар ГРАБАРИ, бывшие жители Никополя, а до этого – Капуловки, ныне живут в столице Украины и делают
карьеру в шоу-бизнесе. 30-летний Илья занимается с коллегами написанием песен, что называется «под ключ», а 27-летний Назар танцует в коллективе Светланы Лободы и мечтает о кинокарьере.

Не совсем типичный жизненный путь для выходцев из села и города металлургов. Их мама работала в Капуловском профтехучилище учителем украинского языка и литературы. После переезда в 2000 г. в Никополь некоторое время возглавляла городской Дом культуры, работала в горсовете, потом – заместителем директора сети магазинов «Домотехника» и страховой компании «ТАС». Илья и Назар, выросшие без отца, считают, что всем в своей жизни они обязаны маме, учившей их целеустремленности, поощрявшей занятия спортом в ДЮСШ «Электрометаллург» и музыкой. 
Я встретился с братьями, ненадолго приезжавшими в Никополь, первым было интервью с Ильей, а теперь я общаюсь с Назаром.

– Перейдем к вам, Назар. Вы, как в индийской мелодраме, были разлучены в юности с братом… Он уехал учиться на четыре года раньше, чем вы. Какое влияние он оказывал на вас в школьные годы? 
– Мы росли без отца, и мне, наверное, было проще, чем Илье: я всегда равнялся на него. Музыкальные вкусы, мышление – все у меня от Ильи. А в плане разделенных… 

– Он – ведущий, вы – ведомый. Как пережили расставание?
– Безумно скучал! И когда я окончил школу, мама направила меня в Харьков лишь потому, что там уже учился Илья. Окей! Я двигался по течению. Поступил в Харьковский национальный экономический университет на факультет международных отношений, специальность экономическая теория. Учился там на контракте. В 1992-1993 годах была низкая рождаемость, потому в 2000 году на учебу поступало мало студентов, и мне было легко (это в 1980-е, после бэби-бума, классы были переполнены).  

Но вскоре я понял, что экономика – не мое. Старшеклассникам сложно правильно определиться, кем они хотят стать, практически мало кто в дальнейшем работает по специальности. 
Я четко определился, чем хочу заниматься, лишь в 22 года. Мы с братом – из небольшого города, и у нас был ограниченный кругозор. Советую всем вырываться на простор, путешествовать по миру. Сидя в Никополе, я думал, что это и есть мир. Выехав в город побольше, расширил кругозор. Когда впервые полетел за границу, меня это потрясло. Когда попал в центр мироздания Нью-Йорк и пожил там месяц, то вернулся в Киев уже с осознанием того, что в этом мире ты можешь стать кем угодно. Сейчас на планете нет рамок. 
Помню первое свое осознание: еду в Киеве в такси, и думаю, какой я маленький, и какой большой мир. В 17-18 лет ты еще не понимаешь, что можешь покорить любой город мира. Но затем это понимание приходит. Нужно только захотеть. 

– Отчего же вам не понравилась специальность экономиста, да еще международного?
– Потому, что еще со школы я влюбился в сцену. Однако, у меня огромный минус: я з-за-икался. И это заикание усугубила еще в школе одна из учительниц, не буду н-на-зывать ее фамилию. Когда она услышала, что я заикаюсь и надо мной смеется класс, то присоединилась к нему и спросила: «А ты когда пишешь, тоже заикаешься?». После этого я с ней даже з-здороваться не хочу. 
Поэтому в театральное училище и не поступал. Зато нашел свое призвание в танцах. Просто видел по телевизору, как выступают танцоры. 
Впрочем, я несколько раз уходил из танцев. Первый – сразу после поступления в университет, но затем снова стал заниматься. После Харькова переехал в Киев – и снова закинул
танцы. 
В столице работал официантом. Кстати, огромное спасибо маме, что научила работать и зарабатывать. Многие оканчивают вузы, но работать и – самое главное – зарабатывать так и не научились. Есть хорошая книга Киусаки «Богатый папа – бедный папа», которую нам подсовывала мама. В ней рассказывается, почему детей не учат в школе самому главному предмету в жизни – умению зарабатывать. 

– Считаю, что дети должны учиться учебе, а не заработку Вас же мама на каникулах не посылала подрабатывать мойщиками посуды?  
– В детстве она старалась максимально развивать наше мировоззрение. Ничего не имею против школы, но считаю, что мир намного шире и интересней. И родители должны внушать это своим детям. 

– И когда же прошла ваша трансформация из официантов в танцоры?
– Сначала танцевал чисто для себя. Но затем моя знакомая настояла, чтобы я заполнил анкету на сайте телепрограммы «Танцюють всі» на канале СТБ. Я сдался и заполнил «левой рукой через заднее колено».
Это был седьмой сезон «Танцюють всі», пять лет назад. 
Через пару дней раздался телефонный звонок, и меня пригласили на предварительный просмотр. Это же телепроект, там смотрят, за что можно зацепиться, дать интересную картинку. Пришел туда, потанцевал, со мной переговорили. Через пару недель позвали уже на телекастинг. Выступил там, попал на вечернюю хореографию. После нее меня взяли в сотню лучших. 

За этим последовали пять дней и ночей бешеных испытаний. Практически сутки напролет готовили выступления. Раньше,
смотря программу по телевизору, я не понимал, почему на пятый день все срываются, психуют, кричат, рыдают. Я тоже рыдал – снимал стресс. Ты не спишь, все на нервах, эмоции зашкаливают. 
Прошел до двадцатки. Кстати, вручение университетского диплома и объявление двадцатки пришлось на один день. Это было для меня переломом. Я понимал, что нужно выбирать – туда или сюда. И пошел на телевидение. Диплом забрал позднее, буднично расписавшись за него в деканате. 

– Попав в двадцатку, вы, наверное, испытали большое счастье?
– Я не хотел туда пробиваться. Видел, какой неимоверный уровень демонстрируют другие танцоры.

По парням, вероятно, это был самый сильный сезон. Там были представители не только Украины, но и Бразилии, Италии… Но каким-то магическим образом я попал в двадцатку. Затем последовали съемки месяца в полтора, и уже в десятку и не прошел. И вся эта сказка для меня закончилась… Впрочем, как и для всех остальных. Парни и девочки вернулись в свою обычную жизнь. 
Но когда ты уже побывал в телешоу, возвращаться обратно очень сложно. Получается, у меня особо и работы не было. Вернулся в ресторан, опять стал работать официантом. Но что-то давило на меня, работать, как прежде, уже не мог. Особенно уязвляло, когда меня узнавали: «Да это же вы в «Танцюють всі» были в двадцатке? Мы хотим сделать селфи». 

Понял, что делаю что-то не то. Ушел из ресторана, начал посещать мастер-классы, заходить в студии, знакомиться с танцорами. Это длилось полгода. Меня удивило, что танцоры живут на 500-1000 долларов в месяц и рады этому. Я этого не понимаю, я так не могу. Нашел себе модельного агента, чтобы иметь возможность ездить по миру, зарабатывать. Впервые поехал в Турцию. Там огромный поток моделей из разных стран, кутюрье, фотографов, журналистов. 

– Вы работали там моделью?
– А также снимался в видеоклипах, танцевал. Вернувшись из Стамбула, пошел на кастинг Светланы Лободы, был принят в ее команду. Думал поехать с ней в один месячный тур, однако, случилось так, что подзадержался там уже на
несколько лет. 

Со Светланой Лободой

– Сколько танцоров в ее группе?
– Составы постоянно меняются: корпоративный, для площадки, концертного зала, стадиона. Все зависит от номеров. Я вхожу в постоянную группу – с еще одним парнем и двумя девочками.   
 
– Что вы скажете о Лободе как о человеке?
– Это пахарь! Все, чего она добилась (а добилась она очень многого, не имея до этого ничего) – яркий пример упорной работы над собой. Она реально пашет, как лошадь. Ее вырезали из эфиров, не допускали на телевидение. Тем не менее, она десять лет шла к успеху. И сейчас я считаю ее звездой номер один. Она держится уже несколько лет, не снижая планку. Многие, достигая вершины, расслабляются. Света – нет. Она ночами не спит, доводя свои номера до совершенства. Она – бешеный пахарь. 

– Так она и вас гоняет в таком же бешеном режиме? 
– С ней остаются только те, кто это выдерживает, остальные отсеиваются за месяц-два. У меня в среднем в месяц – 12-14 авиаперелетов. Но бывало и 12 перелетов за пять дней – Казахстан, Италия, Испания… По всему миру. Ты живешь в самолете, и каждый аэропорт уже родной. 
Это, конечно, сильно бьет по физическому состоянию. Несколько лет назад на Дальнем Востоке из-за недосыпа у меня перед концертом вылетело левое плечо. И теперь, если я нервничаю или недосыпаю, у меня немеет левая рука. Боюсь, что это уже на всю жизнь. Организм изнашивается и истощается. Поэтому стараюсь урвать каждую свободную минуту для сна. 

– Когда я смотрел «Танцують всі», меня поражало, как танцоры могут запомнить хореографию.  
– Все это практика. Признаюсь, что сам запоминаю хореографию плохо. Мне ближе
импровизация. 

– У вас напряженный график жизни. На личную жизнь и девушек времени хватает? 
– Я женат уже два года. Жена – руководитель нашего балета. Мы расписались, когда жили в Америке. Она затем уехала, и я еще жил пять месяцев в Лос-Анджелесе без нее. 

– Танцевали?
– Нет, учился на курсах актерского мастерства у Иванны Чава. Она самый известный голливудский коучер актеров, вырастила Бреда Питта, Джека Николсона, Энтони Хопкинса. Ей уже 74 года. Учиться, как там, мне нигде не доводилось. Меня перевели на второй уровень через два месяца, хотя я иностранец. Был безумно горд этим: ведь обычно занятия на каждом уровне длятся год. 

Я пытался учиться и на театральных курсах в Киеве. У нас очень сильная театральная школа, но она мне чужда. А вот школа кино у нас слабая. Если в театре можно позволить себе переигрывать, то в кино это недопустимо, камера сразу выявляет это. В театре можно, играя отчаяние, падать на колени и рыдать, на экране же это выглядит неуклюже. В кино нужно играть максимально реально, на микроэмоциях. И на сегодня у меня самое большое увлечение – даже не танцы, а кино. Хотел бы развиваться в этом направлении. Но в Украине неинтересно, мне ближе Лос-Анджелес. 

– Но Голливуд так далек от нас. 
– Как сказать. Нет уже ничего далекого и невозможного в современном мире. Все зависит от мировоззрения, желания и упорства. 


Фото Виктории Вороновой и из соцсетей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

^ Наверх