СКАНДАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ НИКОПОЛЬЩИНЫ: Драки, або Трубы, цепи, кулаки

(Продолжение. Начало в №№ 46, 47, 48, 50, 51, 52, 58, 59)

Утверждать, что в былые времена в Никополе никогда не было массовых драк, было бы несправедливо. До революции 1917 г. молодежь Никополя и пригородов любила на Рождественские праздники сойтись на льду там, где сейчас стоит памятник «Пушка», в кулачных боях.

Не отставала от них молодежь соседних Новопавловки, Довгалевки, Лапинки и Сулицкого. Однако все дрались внутри своих сел, до сшибок «село на село» у нас не доходило.
Конец этим молодецким забавам положила советская власть – она монополизировала право на применение силы. И про массовые драки забыли на
десятилетия…

С армянами

1957 г. Разъяренная толпа молодых никопольчан врывается в здание напротив строящегося ДК ЮТЗ. Сейчас это дом на пр. Трубников, 41, а в то время в нем размещались комнаты временного общежития для специалистов ЮТЗ.
– Открывайте, сволочи! – орут агрессивно настроенные парни перед дверями одной из комнат. – На ножи возьмем!
И, не дождавшись ответа, начинают вышибать дверь. Под напором крепких разгоряченных тел она распахивается. Нападающие видят, как в открытое окно выпрыгивают несколько мужчин кавказской национальности. С яростным криком толпа бросается за ними…

Это был конфликт между местными парнями и приезжими трубниками-стажерами из Сумгаита (Азербайджанская ССР) – в основном армянами, проходившими стажировку на ЮТЗ перед пуском Сумгаитского трубного завода.
Все началось на танцплощадке в парке Металлургов. Местным не понравилось, что приезжие стали «клеить» девушек. Слово за слово, завязалась ссора, перешедшая в драку. Утверждают, что кого-то даже пырнули ножом. Стороны разошлись с «ничейным результатом».
Однако уже через час к временному общежитию подтянулись дополнительные людские резервы с Лапинки. Дошло до того, что некоторых гордых представителей Кавказа вышвырнули (или они сами выпрыгнули) из окон. К счастью, отдел милиции Соцгорода размещался в соседнем доме, и драка быстро была пресечена.
Старожилы говорят, что «разруливать» ситуацию в Никополь срочно прилетал член политбюро ЦК КПСС Анастас Микоян, сам армянин по национальности. Ни подтвердить, ни опровергнуть это никопольские историки не в состоянии.

Уже в наше время драка местных украинцев с местными армянами в ночном кафе «Коралл» завершилась поножовщиной и смертью двух человек. За это кувалдами был разбит резной каменный памятник,
посвященный геноциду армян в Турции во время Первой мировой войны. Без верхней части он и сейчас стоит в конце аллеи на ул. Каштановой.

«Район на район»

1970 г. Третий квартал. Сегодня здесь по взаимной договоренности местные бойцы встречаются с хулиганами «Варны» (Соцгорода). Две большие группы молодых парней стоят друг напротив друга и для поднятия боевого духа обмениваются взаимными оскорблениями. Редкие прохожие, завидев их, скрываются в прилегающих улицах и переулках частного сектора (пятиэтажки здесь еще не построены).
Из рядов «третинских» выскакивают несколько подростков-метателей. Они швыряют в «соцгородских» полуметровые трубы нержавейки – малого диаметра, но толстостенные. Тут важно послать трубы так, чтобы они летели, чиркая одним ребром по асфальту и высекая при этом сноп искр. Красиво и полезно: влетая в толпу, трубы лупят по ногам тех, кто не успевает подскочить. Раздаются вой и проклятия. Из искр разгорается пламя! Разъяренные «соцгородские» налетают на «третинских».
Крики и брань стихают, бойцы берегут дыхание и бьются молча. Правила жесткие: использовать кулаки и ноги, в крайнем случае, цепи, финками не баловать, лежачих не добивать. Хотя, бывает, что в запале все это забывается, и в ход идет не только холодное оружие, но и самопалы.
Вот уже несколько бойцов корчатся на асфальте. Бой выходит на свою финишную стадию, бойцы из «Варны» отступают под натиском местных. И тут раздается пронзительный крик:
– Атас! Красников!
В дерущуюся толпу влетает мотоцикл с коляской. С него соскакивает крепкий милиционер. Это знаменитый местный участковый Анатолий Красников, не боящийся вмешиваться в любую схватку. Он буквально расшвыривает дерущихся. Остальные разбегаются наутек.
Раздаются звуки приближающихся сирен, на площадку влетают два милицейских «Бобика» – еще серого цвета (свою желтую окраску с синей полосой и название «канарейка» машины милиции получат лишь через несколько лет). Выскакивающие милиционеры начинают защелкивать наручники валяющимся на асфальте оглушенным бойцам из обоих лагерей. «Вэ виктис!» – горе побежденным, как говорили древние римляне. Те, кто был более удачлив в драке, сейчас уже находятся в безопасности.

Штурм милиции

7 апреля 1974 г. Никополь, Старый город. Чудная пора года. Холода минули. Уже тепло. Распускается молодая листва, в воздухе безмятежно пахнет зеленью и любовью. Уже темно. Игривая луна влечет влюбленных в укромные уголки сквера Освобождения и парка им. Пушкина – на лавочки, в темноту кустов. Казалось бы, что может быть романтичнее?..
А никопольская молодежь штурмует городской отдел милиции!!! Разъяренные выпившие парни безуспешно пытаются выбить запертые двери, разбивают окна!..

Массовые беспорядки спровоцировало задержание вожака местной хулиганской группировки. Конфликт начался после того, как некий Володька Скляр в городском Доме культуры (это здание дореволюционной постройки в сквере Освобождения) решил повыпендриваться с оголенным торсом, с кружкой пива в одной руке и вяленой рыбой в другой. На танцах Скляр всегда вел себя развязно, однако в этот раз он превзошел самого себя. Вызванные дежурной ГДК сотрудники милицейского патруля сделали замечание хулигану, однако были атакованы его приспешниками и сбиты с ног. Горотдел милиции был прямо напротив, за триста метров от ГДК. И подоспевшие милиционеры и дружинники отбили главаря у его товарищей и увезли его к себе в «обезьянник».
К горотделу со всех прилегающих улиц стали подтягиваться молодые люди. Если раньше они дрались «район на район», то теперь объединились с требованием отпустить Скляра. Очень скоро перед горотделом собралось до пяти сотен молодых хулиганистых никопольчан. К начальнику милиции пошла девушка-парламентер с требованием отпустить задержанного. И тут начальник допустил ошибку, задержав и ее. А ведь во все времена парламентер считался неприкосновенным. Это вызвало рев толпы и начало штурма…

…Разъяренные выпившие парни безуспешно пытаются выбить запертые двери, разбивают окна. Тут кто-то замечает подъехавший сбоку мотоцикл с двумя
милиционерами.
– Менты! Бей их! – раздается призыв. Толпа бросается к двум стражам
порядка.
– Стой, стрелять буду! – кричит молодой лейтенант милицейский, выдергивая табельное оружие.
– Милиция в людей не стреляет! – кричит кто-то сзади из толпы, подзадоривая впереди стоящих.
В ответ лейтенант делает два выстрела в воздух. Толпа шарахается назад. Тут же из горотдела раздаются автоматные очереди. Это милиционеры открыли оружейную комнату, и из хранящихся там нескольких автоматов стали стрелять поверх голов беснующейся толпы. Люди разбегаются.
Однако, отбежав на некоторое расстояние, парни начинают выковыривать булыжники из дореволюционной мостовой и кирпичи из дореволюционных тротуаров. И звуки выстрелов сливаются с ударами камней о стены и двери, звоном разбиваемого стекла.
Это продолжается недолго. К зданию горотдела милиции прибывают несколько машин с солдатами местной воинской части. Вооруженные автоматами, растянувшись цепью, они начинают оттеснять толпу вглубь сквера.
– Бей солдатню! – разносится клич, и в них тоже летят камни и кирпичи.
– Огонь! – дает отмашку офицер, и сухие автоматные очереди поверх голов рассеивают толпу…
Двое участников беспорядков были ранены и задержаны. Остаток ночи и раннего апрельского утра армейские и милицейские патрули вылавливают участников штурма. Осматривают руки и брюки: каждый молодой человек со следами кирпичной пыли на ладонях или в карманах задерживается и доставляется в горотдел милиции.
Самым обидным для власти было то, что вражеские антикоммунистические радиостанции «Би-Би-Си» и «Голос Америки» каким-то загадочным образом узнали о случившемся и буквально через сутки рассказали о том, что «в Никополе молодежь массово выступила против политики коммунистической партии и советского
государства».
Расправа была суровой, но тихой. Из 70-и задержанных были осуждены 30 человек. Зачинщики получили по 4,5 года, менее активные – по 3,5-4 года.
От занимаемой должности был освобожден начальник Никопольского ГОВД Дмитрий Шапченко, полетели другие милицейские руководители. Городскую милицию возглавил Виктор Литвин. В Никополь дополнительно были привлечены правоохранители со всей области, патрули на улицах проверяли поголовно всех молодых парней и подростков на предмет ношения холодного оружия. (Меня, 15-летнего пацана, ходившего на тренировки в спортзал «Металлург», несколько раз останавливали патрульные, перед которыми мне приходилось выворачивать свою спортивную сумку и демонстрировать форму и кеды, – вспоминает Эдуард Фатеев).
За пару лет в городе был наведен порядок, массовые драки прекратились. Криминальные авторитеты, заправлявшие ими, были отправлены в заключение, одни участники драк остепенились сами, с другими была проведена серьезная профилактическая работа, третьих призвали в армию. Так завершилась эпоха драк «район на район».

«Репортер» поздравляет Игоря Анцышкина с 30-летием его беспрерывной работы в Никопольском краеведческом музее (28 последних лет он является главным музейным хранителем).

Фотографии драк носят иллюстративный характер и сделаны не в Никополе.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх