СКАНДАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ НИКОПОЛЬЩИНЫ: Убийство начальника милиции, або Бандеровцы в Никополе

(Продолжение. Начало в №46, 47)

В начале 1953 г. заместитель председателя Совета министров Лаврентий Берия (вскоре арестованный и расстрелянный), выступая на заседании Президиума ЦК КПСС, сообщил цифры: за 1944–1952 гг. в Западной Украине было репрессировано 490 тысяч человек, из них убито в боях 153 тыс., арестовано и осуждено 134 тыс., в административном порядке выселено за пределы республики 203 тыс. Борьба коммунистической власти против сознательных украинцев завершалась.

Но что для Никополя антикоммунистическая партизанская война в Западной Украине? Здесь у нас свои проблемы, далекие от ОУН-УПА…
Летом 1953 г. в ходе амнистии, инициированной тем же Берия, на свободу вышло множество уголовников. Как и по всему Советскому Союзу, криминогенная обстановка в Никополе резко накалилась: наш почти что курортный город наводнило большое количество рецидивистов, желающих отогреться на южном солнце после морозных сибирских лагерей. Большинство из них сразу перешло на нелегальное положение и вернулось к своему криминальному промыслу.
Поэтому с сентября 1953 г. по март 1954 г. (пока в городе не осталось ни одного вора в законе или амнистированного рецидивиста) отдел по борьбе с бандитизмом работал в усиленном режиме.
И вот когда казалось, что самый сложный период уже позади, в городе произошло ЧП…

1954 г. Никополь. Раннее утро 8 ноября. Перед подъездом дома №39 Соцгорода (так тогда писалось о домах, ныне расположенных на пр. Трубников) нервно курят папиросу за папиросой начальник Никопольского ГОВД (1953-1964 гг.) Знароченко и начальник Никопольского городского отдела госбезопасности Кукоркин. В самом подъезде суетятся эксперты.
Здесь обнаружено тело начальника 1-го (соцгородского) отделения милиции майора Дядюры. В его разжатой ладони лежит личный табельный пистолет ТТ. Выдвинуты версии самоубийства или убийства, связанного с исполнением служебных
обязанностей.
– Да еще в самый праздник… Что это? Действительно самоубийство или майора застрелили? Но тогда кто?
– Ну, есть много урок, желающих поквитаться с ним, не одному он хвост прищемил… Но не их это почерк, те финкой действуют. Зачем же так рисковать, стрельбу поднимать? Может, действительно, сам на себя руки наложил?
– Кто знает… Эй, медицина, скоро вы там?.. Сколько еще ждать?..

Из постановления прокурора г. Никополь о возбуждении уголовного дела.
«Рассмотрев информацию по факту смерти гр. Дядюры, руководствуясь ст. 108 УК УССР
постановляю:

  1. Возбудить уголовное дело по факту смерти гр. Дядюры.
  2. Дело передать в ведение Никопольского горотдела УГБ по Днепропетровской области…»

Из рапорта оперуполномоченного МГБ начальнику Никопольского ГОУГБ Кукоркину.
«Докладываю о нижеследующем:
…ноября 1954 г. во время осмотра чердака дома №… Соцгорода были обнаружены следы продолжительного пребывания неизвестного лица или нескольких лиц, а также следующие вещественные доказательства:

  1. Пустая консервная банка из-под тушенки польского производства.
  2. Газета, выпущенная националистическим подпольем ОУН-УПА.
    Вещдоки прилагаются…»

Из шифрограммы на имя начальника Никопольского ГОУГБ Кокуркина.
«Срочно. Секретно. На ваш запрос сообщаем, что капитан Дядюра в 1945 г. во время служебной командировки во Львов принимал участие в ликвидации бандеровских боевок. В ходе одной из операций удалось обнаружить тайный схрон бандеровцев. В бою было захвачено несколько человек, в том числе один из руководителей местного провода УПА, впоследствии расстрелянный. Перед отъездом в Никополь Дядюре была подброшена записка со словами «Мы тебя найдем!»…»

Из шифрограммы на имя начальника Никопольского ГОУГБ Кукоркина.
«Срочно. Сотрудниками МГБ на территории Тернопольской области задержаны лица, которые могут быть причастны к убийству начальника 1-го отделения милиции города Никополя Дядюры. Дальнейшим расследованием будет заниматься МГБ»…
Однако след окажется ложным, а задержанные – непричастными к убийству милиционера.
До раскрытия преступления пройдет еще несколько лет…

1959 г. Лагерь строгого режима. Из рапорта оперативного агента заместителю начальника колонии по оперативной работе.
«Докладываю, что во время разговора с братьями …, отбывающими заключение за участие в деятельности ОУН-УПА, они проговорились, что в 1954 г. в Никополе, Украинская ССР, совершили убийство майора милиции, отомстив тому за смерть своего отца – одного из руководителей подполья на Львовщине. Убитый милиционер был непосредственно причастен к гибели их отца. Агент Щербатый».

1954 г. Никополь. Попытаемся представить, как могло произойти то убийство.
Ночь с 7 на 8 ноября. В квартире одного из домов Соцгорода раздается условный стук. Хозяин впускает двух молодых
людей.
– Ну как?
– Все нормально. Когда он зашел в подъезд, я приставил сзади нож. Андрей вытащил из кобуры его ТТ и тут же, не давая опомниться, выстрелил ему в голову. Пистолет вложили в руку.

– Свои отпечатки не забыли стереть?
– За кого вы нас принимаете?
– А что соседи? Не переполошились?
– Нет, свой коммунистический праздник отмечали, музыка играла, в одной квартире уже пьяный скандал начался. Все нормально, никто не слышал. А когда увидят его, так подумают, что пьяный лежит. Никто и не спохватится.
– Ну, дай-то Бог, – крестится хозяин квартиры…
Подполковник милиции в отставке Яков Дрозд в своей книге «В эпицентре «Циклона» (откуда и взят сюжет для этой миниатюры) пишет, что братьев приютил у себя никопольчанин, проживавший в соседнем доме. Он был участником бандеровского движения, но в начале 1950-х гг. переехал в Никополь.
Через год после убийства милиционера на него случайно и по другому делу вышли следователи МГБ. Бандеровец был приговорен к расстрелу, замененному 25-летним тюремным заключением. Отсидев в лагерях, он вернулся в Никополь.


И еще несколько слов о бандеровцах в наших краях.
В конце 1940-х годов произошло совершенно невероятное событие: с Западной Украины в Запорожье проследовали два эшелона военно-строительного батальона из 500 человек со всей соответствующей строительной техникой. Солдаты, по документам, должны были участвовать в строительстве моста через Днепр и восстановлении Днепрогэса.
Однако под видом советских солдат-строителей в эшелонах (а они проезжали и через Никополь) ехали переодетые бойцы УПА. Их заданием было совершить масштабные диверсии на транспортных развязках Запорожья. И лишь роковая случайность сорвала этот дерзкий план. В сопроводительные документы вкралась ошибка, и органы госбезопасности заинтересовались странным батальоном. Поняв, что они раскрыты, бандеровцы поодиночке растворились среди местного населения.
Эта история настолько неправдоподобна, что может показаться сценарием остросюжетного фильма. Однако она реальна. Несколько лет назад запорожские историки раскопали ее в открытых архивах местного отдела тогдашнего МГБ. Об этом случае было рассказано на одной из традиционных научно-практических конференций на о. Хортица, на которой присутствовали и никопольские историки.

Фотографии носят иллюстративный характер и к Никополю отношения не имеют.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх