СКАНДАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ НИКОПОЛЬЩИНЫ: Царевич Симеон, або Как Сирко над Кремлем стебался

(Продолжение. Начало в №№ 46, 47, 48, 50, 51, 52, 55)

В конце 1673 г. в Чертомлыкской Сечи появился стройный, смуглявый и неразговорчивый 15-летний юноша. Он прибыл на Запорожье в сопровождении восьми донс-ких казаков. И прошелестело по куреням – царевич приехал, царевич…

Иван Сирко вернулся из морского похода через неделю. Он первым делом встретился с юношей.

Тот представился Симеоном Алексеевичем, сыном московского царя Алексея Михайловича и наследником престола. Его же хотели извести злокозненные бояре, отчего ему пришлось бежать куда глаза глядят. После продолжительного разговора Сирко признал царскую сущность молодого человека. Следом за ним царевича признала и вся Сечь.
В Москве об этом стало известно очень быстро. И уже в середине декабря в гетманскую столицу Батурин пожаловали царские послы с приказом выдать им самозванца. Гетман Иван Самойлович флегматично ответил на это:
– Вряд ли запорожцы исполнят приказ. Ведь они говорят, что мы, дескать, войско вольное: к нам кто-либо приходит по доб-рой воле и покидает так же…


До Сечи послы добрались лишь в начале весны 1674 года. Иван Сирко вместе со старшиной встречают их.
– Для каких дел великий государь прислал вас? – обращается он к послам. – Уж не для встречи с царевичем?
– Не царевич он, а самозванец! – не сдерживая эмоций, кричит старший боярин. – Царевич Симеон по Божией воле умер четыре года тому. А был бы он жив, то имел от роду девять лет.
– Нет, господа послы, – задумчиво попыхивая трубкой, откликается атаман, – он настоящий царевич Симеон Алексеевич. И он не желает с вами видеться и разговаривать.
– Не ради свидания прибыли мы на Сечь, а чтобы забрать его и увезти в Москву.
– Ну, нет. Нам сам Господь послал с неба драгоценную зернь и самоцветный камень, чего у нас в Запорожье отродясь не бывало, – смиренно ответствует кошевой. – Сам Симеон Алексеевич рассказал, как его из Москвы выгнали. Бояре возжелали смерти ему и попробовали отравить. Но с Божией помощью царевичу удалось бежать. Был он в Архангельске, был на Дону, плавал со Стенькой Разиным как кашевар, не открывая при этом звания своего. И кто бы нам что о нем не рассказывал и не писал, все верят в его царственное происхождение.
И Сирко истово крестится на образа.
– Да не царевич он! – распаляется посол. – Он сатаны и богоотступника Стеньки Разина ученик и сын, лиходей, вор и мошенник! И должен быть выдан в Москву для следствия и наказания.
– Вы, послы, сядьте, успокойтесь и послушайте, – не меняя тона, обращается к ним Сирко. – В Войске Запорожском такого не бывало, чтобы кого-то кому-то выдали. Не выдадим и этого молодца. Ибо, получив его, вы всех нас в Москву по одному растащите… – и, не сдержав эмоций, кошевой сплевывает на устеленный соломой земляной пол.


Началась продолжительная переписка с царем, состоялось нескольких поездок в Белокаменную запорожских делегаций. Иван Сирко стоял на своем: это царевич.
Не исключено, что он пытался использовать Симеона для организации масштабного восстания. А что? Через сто лет Пугачев под именем Петра III чуть не развалил Российскую империю. Вероятно, кошевой, побывав в краткосрочной сибирской ссылке, убедился в том, что Московии ни в чем нельзя доверять, и, наоборот, нужно стараться всячески ее ослаблять.
Лишь после того, как наместник-гауляйтер Украины боярин Ромадоновский перевез из Марефы в Переяслав жену и детей Ивана Сирко, тот был вынужден передать самозванца московитам.
На следствии «царевич» рассказал, что его настоящее имя Семен Воробьев, Иванов сын. Его отец был варшавским мещанином. История Лжесимеона завершилась его казнью на Красной площади в сентябре 1674 г.
Но сколько крови попил у московитов Иван Сирко! Ай да атаман!

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх