Черная зависть леди №2

Чем закончился суд над Светланой Шаботинской и ее сообщниками

Светлана КОНОВАЛЮК, «Репортер»

Стоял удивительно жаркий душный майский день 1997 г. Платье прилипало к телу, плавились мысли… Валентин Шаботинский, человек приятный во всех отношениях, только что стал первым заместителем городского головы Никополя. Мне захотелось сделать интервью с его женой: не так уж часто у высокопоставленных лиц жены являются не приложением, а личностями.

Светлана Шаботинская была художником-декоратором в городском Доме культуры, имела призы за свои картины. Сама решала, куда ей ходить, с кем дружить, кому давать интервью. Мы вышли с ней на ветерок и, стоя, в бешеном темпе, провели блиц-интервью. Я выпалила десятка три вопросов, она отвечала, как в КВН – быстро и находчиво. Материал сходу пошел в номер. Фотографию из семейного альбома Светлана принесла сама. Здесь они с Валентином идут по солнечному Киеву – спокойные, светлые, умиротворенные.

– Ваши любимые цветы?
– Ромашки. Сорванные не позже, чем вчера.
   
–  Любимая песня?
–  «Очи черные».

– Любимый актер?
– Андрей Миронов. Я с ним немножко работала, когда мы служили в Венгрии.

– Самая уважаемая вами историческая личность?
– Суворов. У него был волевой характер.

– Если бы Суворов был вашим сверстником, то кого бы вы выбрали в мужья: Суворова или Шаботинского?
– Надо подумать.

– Что бы вы взяли с собой на необитаемый остров?
– Ничего. Зачем? Все будет. Был бы муж.

– Вас устраивает ваша квартира в Никополе?
– Да. Мы ничего не хотим строить. У нас нет машины. На огороде чаще всего работаю одна: у детей – учеба, у него – работа. Вот сейчас едва на ногах стою от огородной усталости.

– Если у вас кончились деньги, а очень хочется купить какую-то вещь, то…
– …то я вспоминаю, что с зарплаты оставляла ему «нычку», прошу поделиться.

– Вы способны на месть?
– Боже упаси! Ни за слово, ни за дело. Обидели – стараюсь простить.

– Могли бы вы убить человека?
– Боже упаси!

– Ну, тогда вас могли бы убить…
– Значит, судьба. Хорошие люди живут до сорока.

И она простодушно улыбнулась. Мне показалось, что ее большие глаза, длинные, гладко зачесанные волосы излучали светло-желтую ауру.После интервью к ней прилипло название «Леди №2». В ответ она улыбалась с таинственным достоинством. А между тем… она уже три года носила в себе тайну убийства семьи Моргуновых.
18 января 1998 г. ее арестовали вместе с сообщниками.
Прокурор города Виктор Лиханский тогда позвонил мне:

– Светлана Ивановна, почему вы задали Шаботинской вопрос об убийстве? Вы что-то знали?

А действительно: зачем я задала такой вопрос? Попыталась проанализировать свои ощущения в тот майский день. Я почувствовала в собеседнице сильный характер: такая способна на решительные поступки. На крестные муки, например, пойти. Не отсюда ли «желтая аура»?
Но она избрала крестные муки для троих невинных.
        
Старший следователь прокуратуры
Леонид Шуб рассказывает:
– 13 июня 1994 года была убита семья подполковника Григория Моргунова. Сначала была задушена жена Ирина, бандиты запрятали ее тело под диван, дождались, когда придет с рынка Григорий с 13-летним сыном, один из преступников выстрелил в него из пистолета. Он умирал с 15-ти до 22-х часов. Умолял позвонить знакомым, вызвать скорую, обещал дать доллары, которых нет в квартире. Умер. Сын Антон смотрел на происходящее без паники, помог даже преступникам найти старинные золотые монеты, но они и его не пощадили. Задушили.
После этого, сняв цепочки с убитых, собрав более-менее ценные вещи в сумку, они ушли…
Благодаря оперативным мероприятиям мы вышли на преступников, хотя до того, чтобы показать кипучую деятельность по делу, с помощью Шаботинской подставились и другие подозреваемые. При обыске в мастерской ГДК в коробке Светланы Шаботинской нашли две пятирублевые золотые монеты 1899 г. времен правления Николая II из коллекции Моргуновых. (А еще у него были четыре турецкие монеты (стоимостью 241,1 грн.), пятирублевая монета Александра III (стоимостью 597,12 грн.) и еще две пятирублевые монеты времен Николая II (вместе с теми, которые перекочевали в коробку Шаботинской, они стоили 591,15 грн.). Остальные забрали сообщники). Один из бандитов – Григорий Бышенко – сельский двухметровый амбал, поучившись в Киевском ПТУ, отслужив в армии, страстно хотел выглядеть горожанином. Откликался на кличку Рембо, именовал себя Стасом, пробовал стать бизнесменом, не пьянствовал, не употреблял наркотики, был охранником в кафе «У Людмилы». Но убийство семьи Моргуновых настолько его сломало, что к моменту прихода милиции он уже был совершенно другим человеком из-за систематического употребления наркотиков. После покупки очередной дозы его и задержали.
Второй убийца, Кинев, промышлял прокатом видеофильмов в ГДК. Светлана Шаботинская работала с ним и, как хороший психолог, долгое время склоняла Кинева к разбою. Но он не мог подобрать сообщника. А она методично капала на мозги, как сказал сам Кинев, зомбировала его: там богатство, не пожалеешь… Один раз даже сходила вместе с Киневым к Ирине. Там они выпили, Кинев и Шаботинская поссорились, разбили телефон, и хозяйка прогнала их.
Подполковник Моргунов служил в Армении. Во время налета боевиков на воинскую часть Григорий отражал нападение, а Ирина бесстрашно вывела всех женщин и детей из опасной зоны сквозь строй боевиков. Мужа наградили медалью, ее подвиг как-то не заметили. Она вообще умела быть незаметной: без претензий, без амбиций, скромно одевалась, почти не имела украшений. Но когда муж пускал пыль в глаза своими несуществующими несметными богатствами, она не отрицала, а с улыбкой выслушивала его фантазии. Я в своей многолетней следственной практике заметил: у хвастунов, как правило, брать нечего. Так оказалось и на этот раз. Из всех расследованных мною убийств из
корысти только трижды, если учитывать и этот раз, преступники поживились. В остальных случаях брать было нечего.
Шаботинская была психологом, артисткой, ее сжигала зависть. Ирина же по незнанию еще и подзадоривала ее, не возражая, когда муж хвастался.
… Произошло все так, как и планировалось. Шаботинская пришла на квартиру Моргуновых в отсутствие главы семьи, где ела и пила. Затем сообщила по телефону Киневу, что пора приходить для совершения преступления. Кинев и Бышенко пришли с бутылкой водки. Ирине пришлось терпеть застолье… Когда Бышенко стал душить ее, Шаботинская смотрела в окно: не идет ли муж Ирины. После того, как с задушенной Ирины и истекающего кровью Григория были сняты цепочки, а с помощью ребенка нашли золотые монеты, Шаботинская, получив две монеты, отправилась домой – к 17 часам, как и положено примерной матери и жене. Она уже не слышала, как Кинев говорил Бышенко: «Я не могу убивать ребенка, у меня сын такой же». Бышенко накинул петлю из ремня на шею Антона и задушил его, как кутенка.

– Шаботинскую, по вашим словам, душила зависть, она хотела разбогатеть на халяву. Это еще можно как-то понять. Но, может быть, она не хотела убивать, не думала о последствиях? – спросила я у Шуба.
– Это исключено. С самого начала преступление задумывалось с убийством… Об остальном горожане знают. Пока они жалели несчастного Шаботинского, гадали, знал ли он, с кем живет, он перебрался в Киев, устроился в Министерство труда, даже сделал рабочий визит в Никополь в новой должности и усиленно спасал «Леди № 2». Она и из камеры умела им управлять.
Старший следователь замолчал. Мы беседовали в тот день, когда в Днепропетровске должны были зачитать приговор.

– А давайте позвоним адвокату, он уже, наверное, вернулся, – предложила я.
Шуб взял телефонную трубку. Услышанное привело его, бывалого криминалиста, в чрезвычайное изумление:
– Бышенко — пожизненно, Киневу — 15 лет, а Шаботинская может идти домой. Суд не признал доказанными организацию убийства и разбой с целью завладения имуществом Моргуновых. Ей вменили в вину только недонесение, укрывательство, приобретение имущества, добытого преступным путем. Осудили за это на три года. И применили амнистию. Пора, видно, уходить на пенсию, иначе людям в глаза не смогу смотреть, – подытожил Шуб.

… А женщина со светлым именем и черной душой, наверняка, сможет. Она вернется в новую киевскую квартиру к мужу и трем взрослым дочерям, будет так же ходить по улицам, как вы видите на снимке, может даже встретить стариков Моргуновых, которые живут в том же районе
Киева.
От слова «леди» веет льдом. Вместо №2 я присваиваю ей № 1, Леди № 1 преступного мира Никополя отбыла за границу навсегда. Хоть это утешает.
И еще Шуб сказал, что в суде Шаботинская выкрутилась, но от Божьей кары ей не уйти.

ЕСЛИ ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧЕМ ЗАКОНЧИЛАСЬ ЭТА ИСТОРИЯ, ПОЗВОНИТЕ В «РЕПОРТЕР» НА ДЕЖУРНЫЙ ТЕЛЕФОН: 095-916-46-61

В предыдущем номере мы рассказывали историю из 2002 г., опубликованную в «Репортере». Мы просили откликнуться тех, кто знает продолжение истории о великовозрастном Ване, вымогавшем деньги у матери и в знак шантажа сиганувшего с крыши пятого этажа. Ваню спасли сплетенные ветки виноградника.
Мы получили отклик. Вся семья, включая Ваню, уехала тогда из города. Времена были тяжелые, многие скатились в нищету. У родителей не было денег потакать капризному взрослому сыну. Дальнейшая их судьба неизвестна. Будем надеяться, что сынок образумился. А вот девушка, на которой он хотел жениться, вышла замуж, и у нее все хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх