ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ДАТА: Людмила ЖУЧЕНКО: «Мы знаем, для чего наши мужья рисковали своими жизнями…»

Александр ДАРОВ,
для «Репортера»

С момента взрыва четвертого реактора Чернобыльской АЭС прошло 32 года, но мир до сих пор борется с последствиями той страшной трагедии. Она  навсегда останется в памяти людей, особенно тех, чьи семьи столкнулись с ней лицом к лицу. 14 декабря в Украине отмечается День памяти участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Катастрофа, случившаяся 26 апреля 1986 г. в 4-м энергоблоке станции, стала самой крупной в истории  атомной энергетики. 600 тыс. ликвидаторов, принимавших участие в тушении пожара и расчистке завалов, получили высокие дозы радиации. Эта ночь разделила жизни миллионов советских людей на «до» и «после» аварии. Казалось, весь мир тогда затаил дыхание. Сегодня нам остается только хранить глубочайшее уважение к людям, которые закрыли собой мир от атомной беды.

Жизнь Людмилы Жученко замкнулась на этой дате. Она снова и снова возвращается к тем воспоминаниям. Она – вдова ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС Ивана Жученко, отошедшего в мир иной 15 лет назад.

Но ей по сей день кажется, что сейчас он войдет в комнату – такой же подтянутый, моложавый, полный света, любви и жизненной силы…

Людмила Михайловна родилась на Днепропетровщине, в Томаковке, в семье сельской учительницы, которая одна поднимала на ноги двух малолетних детей. Так что Людмиле с детства довелось преодолевать многие жизненные трудности.

Закончив местную школу, Людмила поступила в Запорожский металлургический институт, а в выходные приезжала домой в родное село. Там она нашла свою судьбу. В клубе на танцах повстречала Ивана Жученко, приехавшего погостить к своему брату-агроному. Первую встречу с
Иваном она запомнила на всю жизнь. В тот вечер он проводил ее домой, и, наверное, тогда в их сердцах зародилась любовь, которую они пронесли через всю свою счастливую и такую короткую семейную жизнь. Но сначала знакомство переросло в дружбу, между молодыми людьми началась активная переписка, переросшая в скорости в глубокие чувства. Молодые влюбленные решили пожениться, создать свою семью. Людмила к тому времени получила диплом и была направлена на работу на никопольский Пивденнотрубный завод, в центральную заводскую лабораторию, где и проработала всю свою жизнь. А Иван Иванович, закончив Никопольский сельскохозяйственный техникум, работал начальником автоколонны 9-й автобазы.

– Я благодарна судьбе за то, что у меня остались такие счастливые воспоминания, – говорит Людмила Михайловна. – Вани уже нет, а память жива. Он заботился обо мне, а особенно – о маленьких дочерях, об их здоровье и благополучии семьи, старался больше заработать, чтобы мы ни в чем не нуждались. Заботился о моих нарядах, хотел, чтобы я была самой красивой. От него веяло такой надежностью, что я чувствовала себя как за каменной стеной. И мне казалось, что, пока он со мной, ничего страшного ни со мной, ни с детьми случиться не может.
Людмила Михайловна рассказывает, а я пытаюсь мысленно восстановить те кадры.

– Конец рабочей недели. Мы готовились к активному отдыху. Но Иван вдруг обнаружил в почтовом ящике клочок бумаги – срочный вызов на работу для формирования автоколонны в зону Чернобыля. Я даже подумала: а ведь мы могли бы уехать на выходные в деревню к его родителям. Официального вызова нет, листок бумаги мог просто потеряться. А там, к понедельнику, может, все и обошлось бы как-нибудь. Но это же мой честный Иван! И он поехал на работу и возглавил автоколонну, сформированную из нескольких областей Украины. А тогда только начали отсыпать дорогу от Чернобыля к новому городу атомщиков – Славутичу. Она вздохнула тяжело и продолжила:
– Пробыл там мой Иван до начала февраля 87-го. Работать было тяжело, подводила и часто выходила из строя техника, замерзала солярка, не выдерживала морозов:

градусник показывал за минус 30. Но самое худшее – не было спецодежды, работать приходилось в том, в чем приехали из дома.

В конце месяца мой муж командировал в Никополь молодого водителя Сережу, чтобы он сдал в бухгалтерию путевые листы для начисления ребятам заработной платы. Узнав об этом, мы, жены всех откомандированных мужчин, срочно собрали теплые вещи и передали мужьям. Ведь снега тогда там лежало в рост человека, ремонтировали автомобили ребята сами, а пролежать на снегу под машиной более 15 минут было невозможно. Ни о каком облучении речь тогда не шла, их уверяли, что ситуация под контролем. Но те, кто там был, прекрасно понимали, что это конец. В стране на то время не было подобного опыта, да и не воспринималась ситуация всерьез, не было отлаженной организаторской работы.
Диктофон работал, глаза вдовы все больше туманились:
– И вот наши герои вернулись домой. Муж стал плохо себя чувствовать, лицо бледнело, силы уходили, его мучил сильный кашель, он много спал, вынужден был часто брать больничный лист.  А между тем обычная трудовая жизнь продолжалась. Иван перешел на работу в военизированную охрану НЗФ. Дирекция завода постоянно поддерживала ликвидаторов аварии: им выделяли путевки в санатории, давали материальную помощь на оздоровление и прочее. Мой муж дважды получал от завода путевки в санатории кардиологического профиля в Чехии и Словакии. Словом, в первые годы участие в ликвидации аварии о себе практически не напоминало. Но болезни учащались. Пришлось полежать в областной больнице. В 1993 году он получил инвалидность и так, борясь с недугами, прожил 10 лет. В то время все чернобыльцы находились под неустанной материнской опекой тогдашней заведующей поликлиникой 3-й горбольницы Надежды Волковой. Они проходили у нее профосмотры, находились на диспансерном учете. Доктор знала лично каждого ликвидатора, очень волновалась за всех и очень близко, со слезами в глазах принимала весть о смерти того или иного ликвидатора. А ведь все они уходили от нас в расцвете лет. И все это время наша семья жила надеждой на то, что с Ваней все будет хорошо. Мы пытались шутить, рассказывали смешные истории из жизни, поддерживали друг друга. Когда Ваня перешел на инвалидность, мы вынуждены были поменять  большую квартиру в центре города на дом в Новопавловке, чтобы он мог чаще бывать на улице, на природе и свежем воздухе. Мы понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда. Он не был красноречив, просто в его глазах было все, что он хотел нам сказать. Дочери в то время уже обзавелись собственными семьями, старшая проживала в Санкт-Петербурге. Внук Сашенька постоянно приезжал на каникулы к дедушке, проводил у нас все лето. Дед для него был самым любимым, он даже называл – «дедушка добренький». Но вот в 64 года сердце Ивана Ивановича перестало биться, он отошел в Вечное Царствие, где нет боли и скорби. Нам было невыносимо горько. Мы не могли найти правильные и осторожные слова, чтобы сказать об этом восьмилетнему Сашеньке. И вот уже прошло 15 лет. Младшая внучка заканчивает 11-й класс, внук учится в университете на электронщика. Ваня мне снился, я узнавала его в случайных прохожих. Я даже отказалась переезжать жить к дочери. Как могла оставить могилу любимого мужа… Как-то родной стала общественная организация ликвидаторов, инвалидов и пострадавших от последствий аварии на ЧАЭС «Союз Чернобыль». Общение с такими же вдовами, как я, забота друг о друге очертили круг моей новой жизни. Председатель нашей организации Николай Патейчук делает то, что может: привлекает нас к мероприятиям, открыт к общению, мы стараемся помогать друг другу, поддерживать, когда кто-то из нас попадает в сложные ситуации. Мы даже ездим время от времени на культурные мероприятия в Днепр – слушали симфонический оркестр, органную музыку, посещали выставки, проводим дни отдыха, спортивные конкурсы, сотрудничаем с областной организацией  «Союз Чернобыль Украина» Николай Владимирович принял нас как своих, как родных, и мы, вдовы, стали частью этой организации, не чувствуем себя лишними…
В Днепре ежегодно проходит Международный фестиваль «Чорнобильські мотиви», в котором традиционно принимают участие коллективы из Украины, России, Беларуси, Казахстана, Германии, Польши и других стран. В этом году из-за военных действий в нашей стране и сложной международной обстановки на фестиваль прибыли 144 участника только из 13 областей Украины. В номинациях детского рисунка, авторской песни, декламации выступили 38 творческих коллективов.

…Пришел в редакцию «Репортера» в связи с этой датой и сам Николай Патейчук, чтобы поблагодарить за заботу о семьях ликвидаторов аварии местную власть, особенно – заместителя городского головы Ольгу Коник, работников управления социальной защиты населения во главе с Еленой Полянской, филиал №3 городской библиотеки, которая организовала выставку декоративно-прикладного искусства на чернобыльскую тематику, руководителя театральной студии «Дебют» Ирину Саллинен, автопредприятие «Мотодор» и завод ферросплавов за выделение транспорта для поездок на мероприятия. Говоря о встречах со школьниками, о роли «Союза Чернобыль» в патриотическом воспитании молодежи, он даже перичислил фамилии юных артистов «Дебюта». Это: Арсений Лебедев, София Елисеева, Кира Рудзик, Иван Чернявский, Владислав Оранский, Серафима Романюк, Александра Ткаченко, Полина Цимбал. Все они стали победителями в областном поэтическом конкурсе «Зірка полину».
– Даже высокопрофессиональные члены жюри встали со своих мест и кричали нашим ребятам: «Браво!» Мероприятие проходило в областной консерватории имени Глинки, – с гордостью рассказывает Николай Владимирович. – По окончании концерта к нашим детям подходили зрители и делегаты из других областей с поздравлениями и пожеланиями дальнейших успехов в творчестве. Мы, горожане, тоже гордимся своими юными талантами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх