ЧУДАКИ СРЕДИ НАС: О Маске и Марсе, звездолетах и катакомбах, сырках и идеях, милостыне и мечте

Эдуард ФАТЕЕВ,

«Репортер»

Не суди, и да не судим будешь.
От Матфея.7.1.
Этого человека видят многие никопольчане. С внешностью аскета, ему бы жить в каком-то лесном ските. Но он живет в городе, занимается изобретательством и… пытается заработать на полет к Марсу. Это Александр ТАЛИКОВ.

В «Репортер» он пришел, чтобы пожаловаться на хулиганов, ворующих у него чемоданы, в которые он собирает пожертвования «на еду для идей». Они уже украли три чемодана и два зонтика. Ну, не любят его. Да и мы сами с подозрением относимся к людям, отличающимся от нас. Но имеем ли мы право судить тех, кого не понимаем?

– На вашем чемодане написано: «На еду для идей». Что у вас за мечта, Александр Валентинович?
– Мечтаю полететь на Марс. Американский миллионер и изобретатель Илон Маск уже продает билеты в космос. Знаю, что городской голова Днепра Борис Филатов купил билет под номером 145. Я тоже собираю деньги для полета.

– На гроши, которые вам кидают, не то, что полететь, прокормиться невозможно.
– А я пытаюсь заработать своими идеями. Как раз сегодня меня посетила 1500-я идея, юбилейная. Когда идея приходит, я ее записываю и сразу забываю, чтобы освободить голову для
следующей.
У Иона Маска тоже есть идеи, их у него два миллиона. Он их не записывает, а помнит. У меня таких способностей нет, я вынужден конспектировать, у меня оперативная память слаба. С другой стороны, я понял, что память даже мешает появляться идеям.
Меня проверяла СБУ, и мне сказали, что каждая двадцатая моя идея тянет на Нобелевскую премию.

– Позвольте вам не поверить. Где официальный документ, в котором подтверждается подобное?
– Это сказал мне генерал-майор СБУ Прокопенко. Он просто часто мимо меня проходит. Он уже в отставке, и работает охранником. Он еще работал в Почетном легионе. Он все это знает, и сказал мне:
– Я «пробил» по своим каналам: каждая двадцатая идея тянет на Нобелевскую премию.
Через интернет меня нашел старый друг, который предложил мне продавать идеи. При этом он будет заниматься финансовой стороной дела, а доходы – поровну.
У него два высших образования, живет он в Североморске, под Мурманском. Мы вместе учились в лесхозтехникуме под Ленинградом. Он его окончил, а я был призван на службу в армию, оттуда комиссован по болезни, и на учебу уже не вернулся. Пытался позднее учиться в Ленинградском технологическом институте холодильной промышленности, который сейчас называется Санкт-Петербургский государственный университет низкотемпературных и пищевых технологий, но бросил его. Так что я по образованию – самоучка.
Надеюсь заработать достаточно, чтобы приобрести билет на ракету Илона Маска. Я отвел на это три года: прошлый, нынешний и предстоящий.
Классность изобретателя я рассчитываю, как корень квадратный из общего числа изобретений по данной теме. У меня полторы тысячи идей, корень квадратный из них составляет 38. Значит, мой изобретательский класс – 38%. Базовая цена идеи – тысяча долларов. Значит, я должен получать 38 тысяч за идею.

– А не слишком ли много у вас идей? Многие гениальные умы, признанные человечеством, вошли в историю всего лишь с одной, но реализованной идеей. Даже Ньютон обошелся тремя законами и разной мелочевкой, а у Эйнштейна теорий и того меньше. У вас же количество перевалило за полторы тысячи.
– Мне очень помогает в работе стенография. Кстати, я впервые увидел ее применение у вашего бывшего журналиста Леонида Петришина. Когда сокращаешь, это укладывается в логические построения, запоминается. А еще помогает знание эсперанто, искусственного языка, изобретенного 130 лет назад.

– Так вы теоретик или практик?
– Считаю себя энциклопедистом. Больше теоретиком, конечно, хотя у меня есть и некоторые практические идеи. Я придумал, как доказать, что итальянский физик Андреа Росси, продемонстрировавший в апреле этого года ядерный реактор низкой энергии, работающий вместо урана на водороде, литии или никеле, не шарлатан. Запасы этих веществ практически неограниченны, а цена несопоставимо меньше цены урана. 
Но ученые ему не доверяют, потому что когда нечетный химический элемент превращается в четный, энергия должна выделяться, и наоборот. Так никель-то четный, он превращается в медь, а энергия выделяется. Это легко объяснить с помощью открытого еще в совесткое время неонного катализа. Нам просто кажется, что четные – это нечетные, а нечетные – четные.

– А свои практические изобретения у вас есть?
– Создал две установки: порошкового синтеза и погодную.
У Андреа Росси в качестве водоводного наполнителя применялся алюмогидратолитель на 80-100 атмосфер и 1 грамм вещества.
Я же решил, что при 1 атмосфере мне нужно 100 граммов порошка, а вместо алюмогидратолития , который я не мог достать, применял гидрид кислорода. Но нужно проводить прокаливание порошка. Это, кстати, секретная строка в изобретении Джейсона Понсы, который затем перешел работать к Росси. Порошок нужно прокаливать, но не до отдельных атомов, а до наночастиц, которые в 10 раз больше.
И о изобретенной мной погодной установке. Когда атмосфера заряжена, она усиливает текущий погодный процесс – ясная погода становится еще яснее, а дождливая – дождливей. Мы можем добавлять заряд либо его нейтрализовать. Это делается с помощью карбамида (мочевины) с добавлением сахара. Последний позволяет развиваться бактериям. Треть молекул аммиака разделяется. Аммиак быстро испаряется. Как только мы добавляем заряд в атмосферу, мы ее усиливаем. На практике это выглядит так: раствор заливается в банки, которые подвешиваются на верхних и нижних ветках высоких деревьев. Испарение идет на разных уровнях, что усиливает реакции.

– Что еще вы изобрели, но не внедрили на практике?
– Наноуглеродную пружину, которая запасает энергии в 330 раз больше, чем свинцовые аккумуляторы наших мобильных телефонов. Причем, это не предел, потому, что стоимость приравнена к стальному паритету. Можно еще в 10 тысяч раз ее удешевить, но это просто разорит металлургов.

– Как пружина может заменить аккумулятор?
– По энергии: в аккумуляторе электрическая энергия, а в пружине – механическая. Но и первая шестеренка должна быть сделана по нанотехнологиям…

– Да какая, блин, шестеренка может быть в мобилке?!
– Я вас сразу предупредил, что это сложно понять. Причем, пружина может работать год, а аккумулятор нужно постоянно заряжать. Скорость работы нанопружины – 10 км в секунду. Ее можно применять и в ракетах. Сделать две пружины: одна отработала – отбрасывать ее, как первую ступень. При этом у ракетного топлива ресурс лишь 4,5 км в секунду. Мы сможем с пружинами обходиться в два раза меньшим количеством ракетных ступеней и выходить за пределы Солнечной системы.

– Хорошо. Следующие ваши идеи. Из полутора тысяч.
– Атомный реактор с прозрачной защитой на ракете. Если защита прозрачна, нам не нужен ни второй, ни третий охлаждающий контур реактора. Необходимо лишь водородосодержащее вещество – полиакрит. Чем меньше атомная масса, тем больше она поглощает протонного излучения. Тепло прошло, выделилось на внешнем кожухе, который обтекается набегающим потоком, разогревает и ускоряет его. За счет этого ракета летит. Это мой марсианский проект.
А до Марса я лет десять занимался австралийским проектом. Написал заявление в Австралию, пытался получить местное гражданство. Но не получилось. Стержнем проекта были торо-тарелки – вроде спасательного круга, а внутри тарелка, с одной стороны прозрачная, с другой – зеркальная. Такие тарелки-дирижабли диаметром до 10 километров могут летать над пустыней, давая солнечную электроэнергию и затеняя поверхность. На них можно перевозить грузы. Да много чего они способны делать.

– А не пытались заняться более приземленными вещами?
– Физик Лев Арцимович говорил: «Наука – это способ удовлетворять свое любопытство за счет государства». И мне пришла идея: если есть «рука дающая», то можно заниматься наукой, не отвлекаясь на иное. Прохожие помогают. Для меня это своего рода «научная стипендия».

– Сколько вам лет и где вы работали?
– В этом году исполнилось 60. В Пенсионный фонд не обращался. Многие документы потерял, некоторые просто сжег. Трудовая книжка – это как долговая книга государства. А в Библии сказано, что следует сжигать долговые расписки. Под влиянием этой идеи я ее сжег в 35 лет. После этого эпизодически работал в жэках кровельщиком-жестянщиком, ездил на заработки в Западную Сибирь. Там придумал способ таскать 50-килограммовые листы профнастила в одиночку, используя ветер. Везде старался что-то изобретать. И понял, что главная фигура экономики – это изобретатель. Взять Илона Маска: он сдвинул сейчас всю экономику на освоение космоса.

– Я знаю вас уже лет двадцать. С момента вашей дикой идеи устроить возле кладбищенского моста космодром. Вы нацелились на галактику, роя землю возле никопольского кладбища.
– Не получилось тогда реализовать идею «КосмоЛавры» – я ведь рыл и катакомбы. Как оказалось, для этого нужно было высокое церковное благословление, из Киева.
Если выйти за пределы Солнечной
системы, можно будет путешествовать по всей галактике, поскольку там есть в пространстве т.н. «кротовые норы», позволяющие практически мгновенно перемещаться от звезды до звезды или в другие галактики.

– Неужели вы, здравомыслящий человек, думали, что космические полеты возможны на уровне рядового обывателя?
– Сергей Королев тоже на таком уровне начинал. В подвале жилого дома, где он проводил эксперименты, даже произошел взрыв.
Меня просто вдохновляет космос. У нас есть «Южмаш», КБ «Южное». Думал, они подключатся к этому делу. Обращался туда, там мне посоветовали написать о своих идеях и отправить по почте. Ответа не последовало.
Кстати, ко мне подходили люди из команды Зеленского. Один работал у Вилкула, поэтому я его знаю. Это двое братьев. Они сказали, что являются правой рукой президента. Я позволил им сфотографировать свои разработки. Но пока ответа нет.

– Вы сидите на улице. Вас же воспринимают, как не совсем адекватного человека.
– Некоторые знают меня по моим
прошлым акциям, например, «Огнебанка», когда я собирал банкноты, чтобы их сжигать и очищать нашу жизнь. Одни люди меня понимают, другие высказывают пренебрежение. Я не ропщу, моя работа – это идеи.

– Но о них же никто не знает!
– Знают! Свои записи фотографирую на смартфон (купил его по дешевке, за 950 гривень) и выкладываю в интернете.

– Несколько лет назад вы приходили в редакцию рассказать, что можете через тот же интернет заработать ферросплавному заводу бешенные деньги, лишь бы тот дал вам первоначальный кредит.
– Я ежегодно ходил на НЗФ устраиваться на работу, но ничего не получилось. Последний раз явился к ним как изобретатель. Будь у меня персональная пенсия, как, например, у Константина Циолковского, я бы не заботился о пропитании, а мог сосредоточиться на работе.
Когда просыпаюсь утром, стараюсь сделать одно-два изобретения до того, как подняться из кровати. Когда уже «раскочегариваюсь», то начинаю изобретать действительно много. Один раз за сутки сделал 42 изобретения (это было в марте этого года), а накануне (в феврале) было 21. А осенью прошлого года рекордом было лишь 10 изобретений. То есть, у меня идет по нарастающей. На прошлый год у меня было 231 изобретение, на первое полугодие 2019-го – тысяча, а сейчас вот – уже более полуторы тысяч.
Я использую опыт Архимеда, который изобретал в ванной. Сидел бы в ванне и изобретал: во всем мире признанно, что именно в ванне лучше всего идет процесс изобретения. Ньютона озарило яблоко, я тоже вдохновляюсь, когда ем яблоки. Ну и сырки плавленые, за 2,90 гривни тоже помогают. Заметил, что у меня один сырок идет на одно изобретение. При этом оно стоит в 2 миллиона раз дороже сырка. А если съем штук пять сырков, у меня начинается поток идей.

– Во что вы верите?
– В то, что изобретатели – главный двигатель экономики. Это уже подтвердилось: физический труд практически ничего не стоит по сравнению с умственным.

– Мне интересно было с вами беседовать, но понять вас я так и не смог: вы часто уходили от ответов.
– Моя мама воспитала меня в духе служения человечеству.

– Чтобы быть ученым в наше время необходимо знать английский язык. Вы знаете?
– Я эсперантист. В декабре 1982 года на НЗФ бригадир бригады коммунистического труда Александр Берека решил образовать по комсомольской линии кружок эсперанто и объявил об этом. Я пришел, получил брошюру, и уже через неделю сдал экзамен.
Сейчас в интернете есть программы Дмитрия Петрова по обучению китайскому, хинди или другим языкам всего за 16 часов. Я их для интереса просмотрел, однако мне для работы нужен сейчас, в первую очередь, английский. Чтобы напрямую, если понадобиться, объяснять свои идеи Илону Маску… Надеюсь, что мой друг сумеет организовать мне встречу с ним.

– А до встречи с Маском вас не унижает, что вы сидите, как нищий?
– Унижает, когда не хватает денег на еду. А когда хватает, то нет: я все многократно отрабатываю своими идеями.

Фото Нины Яковлевой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх