140 лет «на двоих» сестры-близнецы Рудневы отметили концертом

Эдуард СЛАБКИХ,
«Репортер»

140 лет «на двоих» совершенно необычно отметили две замечательные и очень одаренные никопольчанки: Анна Тихи и Екатерина Нетус. 70 лет назад теплым деньком 2 сентября они появились на свет в тогда уже большой и дружной семье Александра Васильевича и Татьяны Васильевны Рудневых. И вот сейчас, в ноябре 2018 г., отметив строго календарную дату в семейном кругу, выслушав поздравления и приняв подарки, они решили сделать подарок и горожанам. Творческий подарок…  

На два часа дуэт сестер Рудневых (будем для удобства называть их девичьими фамилиями) создал в переполненном актовом зале Никопольского педагогического колледжа атмосферу мистерии поэзии и звука, прописав  всем лекарство от осенней хандры и отчаяния. Вот пример жизнелюбия, оптимизма и спелых плодов таланта, помноженного на старание! А после приветствия директора колледжа Натальи Шевяковой вдохновенно вела встречу их давняя подруга (а когда-то – и начальник!) Раиса Киселева, помощник народного депутата Андрея Шипко. Раиса Михайловна была организатором этого вечера воспоминаний «От всей души», собирала гостей и готовила сценарий с автобиографическими материалами сестер Рудневых. Ждали и самого нардепа, но срочная сессия Верховной Рады «завернула» его в Киев с половины пути. Так что Рудневы получили благодарственные письма от парламентария заочно…

Конечно, дуэты родных сестер в музыкальном мире, хотя и нечасто, но – встречаются: Тельнюк, Лисициан… Но вот чтобы еще и… близнецы – не припоминаю. Анна и Екатерина похожи, как две капли воды, и голоса у них одинаково чистые, звонкие, задорно-юные. Я лишь к концу концерта смог распознавать их по деталям в одежде.

…В послевоенном 1948-м детям были особенно рады. Страна залечивала раны. И демографические – в том числе. В доме Рудневых уже подрастали три дочери: Радомира, Мария и Наталья. Отец, в очередной раз отправляя жену в роддом, втайне надеялся «разбавить» женское царство сыном. А родились еще две дочки. С интервалом  в 20 минут. Крохотные совсем! 2100 и 1900 граммов. Александр молился: хоть бы выжили. Выжили. И превратились в красавиц и любимиц (младшеньких всегда любят чуть крепче).
На ноябрьском творческом вечере в педагогическом колледже старшая из сестер Наталья вспоминала, как она маленьким плотненьким комочком радостно мчалась тогда по улице. А навстречу – соседка:
– Наточка, у вас кто-то родился?
– Ага!
– Мальчик?
– Нет.
– Девочка?
– Нет.
– А кто же тогда? – спрашивает в изумлении женщина.
– Не одна! А аж две! – выпалила Наташа.

Этим детям несказанно повезло: они росли в семье, где никогда не было ругани и крика. «Самым страшным наказанием для нас служила нотация-внушение отца, который был настоящим капитаном семейного корабля», – вспоминают сестры.  Александр Руднев успел повоевать в Гражданскую (в Первой Конной), был ранен. В советско-германскую воевал в подполье, партизанил. Трагически потерял в бою ногу (ее, болтавшуюся «на ниточке», отрезали штыком немцы. Но самого бойца чудом пощадили…). Но всегда был жизнелюбом, любил приготовить что-то вкусненькое, взрастил на ул. Богомольца  сад. Там были разные деревья, но девчата любили во-зиться с куклами-пупсами под черешней. Отец был «рукастым», отлично рисовал – мог изобразить украинскую лунную ночь почти как Куинджи. Трудился в цехе №6,  в бюро научно-технической информации и парткоме ЮТЗ, был одним из главных «отцов-основателей» заводского музея.

Музыку в семье любили. Это доказывал и пухлый семейный фотоальбом на засыпанном букетами столике: наряду с карточками более чем вековой давности есть там и фото Александра и Татьяны, поющих в хоре. Так что творческая жилка у сестер – не случайна.Как и многие дети, сестры были в детстве подвижны как ртуть. Серьезных предметов не любили, но уроки музыки и пения обожали. На  музыкальной школе настояла мама.

А тут еще родная тетя со своим мужем (другом самого Григория Котовского!) посодействовали – подарили музыкальной семье трофейное пианино «Линке Годеншвегер», с клавишами из слоновой кости и эбенового дерева! Его и сейчас ценят за звук, а уж тогда это был вообще «подарок небес».
– Признаться, мы думали остановиться на музыкальной школе, – делится с залом Екатерина. – И точка. Но как-то раз встретили бывшую одноклассницу, та училась в музучилище. Решили с Аней: «А мы что, хуже?» К тому времени мы пели в большом хоре «Веселка» ДК ЮТЗ, нам дали рекомендацию. Поступили сразу на второй курс в Запорожское музчилище. Нам там сказали: «Слушайте, ну что вам тут делать? Езжайте в Днепропетровск, там все же есть вокальное отделение!». А мы – ни в какую: «Мы любим Запорожье!»…
…Поработали дипломированные сестры музыкальными руководителями в детских садах, были аккомпаниаторами в секции художественной гимнастики. Вскоре в ДК «Строитель» треста «Никопольстрой» специально для сестер создали музыкальную студию: Аня и Катя детишек учили сольфеджио и азам игры на фортепиано, а сами занимались хоровым пением. Познакомились там с будущим концертмейстером, педагогом высшей категории, лауреатом всеукраинских и международных конкурсов Галиной Штогаренко-Емельяновой, которая стала со временем их бессменным аккомпаниатором. Именно она, а также бывший преподаватель музыки в педучилище Виктор Бугаев (сегодня он трудится в Культурно-досуговом центре Никополя) мастерски сопровождали вокальные номера «виновниц торжества».

Обе девушки Рудневы довольно рано вышли замуж (у Екатерины супруг – известный в городе переводчик с ряда иностранных языков Николай Нетус). У Анны две дочери, два внука и внучка, два правнука (7 и 11 лет). У Екатерины – дочь и 24-летняя внучка. Сильна у Рудневых женская линия! Все ее «ветви» и «ростки» вкусно готовят, вяжут, шьют, вышивают…

В некотором смысле рубежным стал 1976 год. Тогда «первые шаги» делал Дворец торжественных событий. И вот там сестры начали еще более интересную творческую жизнь. Молодой амбициозный директор Раиса Киселева спуску не давала: на высоте был и обрядовый хор (12 человек!). Дворец был тогда одним из эпицентров культуры и досуга, здесь принимали высоких гостей. Он считался одним из лучших, на его базе проводились всесоюзные и республиканские семинары. И молодые дарования старались вовсю. А как-то раз решили дополнить музыкальное оформление обряда регистрации новорожденного бандурой. Идея прижилась надолго.
На эти же годы пришлось знакомство со вторым по счету руководителем местной капеллы бандуристов Николаем Топчием. Он-то и привил сестрам любовь и интерес к народному инструменту. 20 лет пели в хоре ДТС Анна и Катя! В разное время заочно закончили Киевский институт культуры (тот самый, который с 1999 г. стал Национальным университетом культуры и искусства под управлением «юного орла» Поплавского).
Екатерина с 1985  г. стала преподавать музыку в педучилище.
– Как-то заглянул ко мне Николай Демьянович Топчий, – впоминает она, – и сказал: собираюсь, мол, на пенсию, кто меня будет замещать? «Ну не я же!», – парирую. «Як це не ти? – отрезал он. – Готуйся, голубонько!» Я замахала руками: «Да что вы! Я не смогу! Капелла-то большая». – «Зможеш! Я зміг, і ти зможеш!». Смогла. Хотя перед первым серьезным выступлением подрагивала от волнения как осиновый лист.

…А что же Анна? А она в конце 1990-х годов уехала в Германию. И поработала там 20 лет преподавателем музыкальной школы почти слившихся городков Залаха и Зюссена (под Штутгартом).
– Мне очень повезло. Наш директор – герр Гроссман – знает и любит нашу русскую музыку. И меня как специалиста очень хорошо принял. Не хочу ничего критиковать, но когда я впервые побывала на школьном концерте, была, мягко говоря, несколько шокирована низким по нашим меркам уровнем подготовки учеников. Потихонечку пришлось себя перестраивать. Но то, что я получила здесь, в нашей стране, пронесла в Германии через все 20 лет жизни. И старалась планки не опускать. У меня появились ученики, которые занимали первые места на региональных и даже международных смотрах и которыми я по праву горжусь. Так что наши методики чего-то стоят! Я весьма скромно оцениваю себя как пианиста. Но там мне пришлось быть хорошим пианистом, играть в концертах! Но больше всего, конечно, ценю наши совместные концерты с сестрой…

Да-да! Сестры не были бы сестрами, если бы не были в чем-то похожи на птиц-неразлучников. Что им расстояния и границы? Они продолжили свои выступления и в Германии, встречаясь там каждое лето. Давали по 4–5 концертов в год – с солистами оперных театров, симфоническими оркестрами, были любимцами очень доброжелательной и благодарной немецкой публики. А чтобы  Екатерина могла выезжать в Германию, руководитель немецкой школы создал… музыкальное общество. Оно как-то помогало легче открывать визы не только сестре, но и другим исполнителям из Украины, России… В общем, была большая и насыщенная творческая работа.

Но пришло время – и ностальгия у Анны взяла верх. Анна вернулась на Родину, в родительский дом. И не жалеет об этом ни капельки! Я  подумал шаблонами нынешнего времени: чтобы сегодня вернуться из сытой, благополучной Германии в нашу тревожную и труднореформируемую Украину?! М-да… На это требуется немалое мужество.
– Здесь родные, друзья, родная земля. Это тянет… Я вижу в зале очень много молодых людей, у которых впереди вся жизнь.  Сейчас наметилась очень нехорошая тенденция – покидать нашу Украину. Я вам на это скажу украинской пословицей: «Де родився – там і згодився»! Оставайтесь здесь, стройте хорошую жизнь. И тогда нам, стари-… гм-м… пенсионерам (улыбки в зале) будет жить лучше, если молодое поколение будет нас поддерживать.

…А теперь, собственно, о музыкальных подарках никопольчанам. Зачином стала песня  «Росте черешня в мами на городі». Затем были романсы (а они занимают серьезное место в творчесте сестер): «Память» Семенова и Бараха, «Радость-душечка» Гурилева и Вяземского. А еще – «Белой акации гроздья душистые вновь аромата полны» (это не «шлягер» Матусовского и Баснера, а более ранняя вещь 1902 г., об авторстве Пугачева и Зорина которой спорят искусствоведы); «Не уходи, Побудь со мною» на стихи Александра Блока; «Бубенцы» («Сердце будто забилось пугливо…») Кусикова и Бакалейникова, «Тройка» Булахова и Вяземского…
Из оперной классики были исполнены дуэт Лизы и Полины из оперы Петра Чайковского «Пиковая дама» и баркарола из оперы Жака Оффенбаха «Сказки Гофмана» (произведение в стиле песен венецианских гондольеров сестры спели на русском языке, и лишь финальную часть – по-немецки).
Было место и украинской народной песне. «Місяць на небі», «Тече річка по долині…».
И вот Екатерина Руднева-Нетус прямо на сцене меняет амплуа. Вместе со своей юной последовательницей Ириной Кудрявцевой трогают струны двух бандур. Звучат «Ой, під вишнею, під черешнею…», «Ішов козак потайком» и трогательная песня «Доля людська». Автор слов и музыки последней – бывшая ученица Екатерины Александровны, выпускница педагогического училища Ольга Скрипчук. Ныне это уже имя – заслуженная артистка Украины, солистка Житомирского академического музыкально-драматического театра им. Ивана Кочерги! А песня, написанная всего за одну ночь, стала подарком Екатерине ко дню рождения. Приехала Ольга в Никополь, достала наброски партитуры: «Послушайте!». И песня прочно влилась в репертуар Рудневых.
Самое интересное, что у Ольги Скрипчук тоже есть сестра-близняшка Оксана. Она – солистка-вокалистка Тернопольской областной филармонии. Преподает бандуру в училище. Когда-то эти две поющие сестрички из далекого села на Тернопольщине приехали в наше педучилище добывать профессию учителя начальных классов с музыкальным уклоном. Но покорили столицу, учились в институте культуры, Ольга пела в хоре детского оперного театра, Оксана – в хоре Киевского театра оперетты. Сегодня сестры поют на нескольких европейских языках. Даст Бог, приедут они в одно прекрасное время  в свою бывшую «альма-матер» и споют уже своим семейно-сестринским дуэтом!

«Ответными» сюрпризами сестрам стало замечательное исполнение известнейшей «Мелодии ля-минор» Мирослава Скорика из фильма «Высокий перевал» в исполнении юного скрипача, выпускника музыкальной школы Андрея Середенко (школа №26). Ученик районной музыкальной школы Кирилл Нефедов, лауреат международных конкурсов в Киеве, Днепре и Бердянске сыграл в дуэте с Галиной Штогаренко-Емельяновой мелодию Арно Бабаджаняна «Ноктюрн» и медленный фокстрот Льва Парцхаладзе «В тени пальм».
А точку в программе сестры поставили кантом — старинной многоголосной духовной песней.  
Завершая вечер  в духе «От всей души», Раиса Киселева подчеркнула мысль о богатых музыкальных традициях Никополя и выразила надежду на возрождение в педколледже капеллы бандуристов.
Последнее слово в вокале а-капелльным «Многая лета» сказал с Анной и Екатериной настоятель Крестовоздвиженского храма Игорь Мельников, который, кстати, преподает в колледже философию и религиеведение. Он с известной долей юмора и иронии сказал:
– Я сестер уже не спутаю! А когда они запели по-немецки, почувствовал себя Штирлицем, который пришел в Берлинскую оперу, где у него встреча назначена. Я даже когда службу веду и слышу за спиной шепоток «О, певица пришла», внутренне собираюсь, чтобы не дай Бог где-то в хорах неправильно поняли алгоритм песнопений, чтобы самому не сфальшивить и дров не наломать! Мне хотелось бы, чтобы великий груз бесценного опыта не пропал и был передан новым поколениям.
Присоединяемся!


Фото Полины Рехлицкой

Один отзыв

  1. Писарчук:

    Уточнение: у Екатерины Александровны и ее супруга Николая Ивановича фамилия НетЕс —
    через Е, а не У.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх