Господь дал им тихое семейное счастье

Полина РЕХЛИЦКАЯ,
«Репортер»

Часто слышу фразу: «Любят не за что-то, а вопреки». Вопреки всем проблемам и обстоятельствам. И супружеская чета Александры и Николая Осипенко – тому пример. Александра Ивановна и Николай Павлович живут на улице Шевченко, в районе школы №20. Совсем недавно я ходила в эту школу, но даже не догадывалась, что настолько интересные люди проживают поблизости. Мои сегодняшние собеседники вместе уже 60 лет, и свою бриллиантовую свадьбу отметили вчера, 20 июня. А пригласила меня к ним их внучатая племянница Татьяна.
По дороге к семье Осипенко Таня меня предупредила, что детей у ее бабушки с дедушкой нет и что последние 13 лет дедушка Коля незрячий.
– Конечно, несправедливо, что им не дано было иметь детей, но все эти годы они для нас – символ верности, показатель истинного родства душ, пример большой любви.
Ступив на порог квартиры, представляюсь:
– Добрый день, меня зовут Полина.
И услышала:
– Да, знаем мы тебя, Полечка. Всех в «Репортере» знаем по фотографиям и текстам! Проходи, присаживайся.
И потекла неспешная наша беседа.

Николай Павлович, Александра Ивановна, для меня в биографиях супругов самое интересное – то, где и как их впервые свела судьба.


Николай Павлович тут же заулыбался и начал рассказывать:
– В 1956 году я приехал в город Казань (Россия) в гости к родному брату Василию. Я тогда был студентом лесотехнического техникума. По приезде меня сразу усадили за стол.  Во время обеда жена брата Клавдия и говорит: «А давайте позовем к нам в гости соседку!». У них тогда один дом на двух хозяев был. Я с интересом согласился. И вот заходит она: симпатичная, невысокая девочка, фигурка вся такая складненькая, необыкновенная! Она даже к столу поначалу постеснялась присесть. А я с Украины, из Сумской области, яблочки привез, и они настолько запашистые, ароматные были, что Шурочка все же решила к нам присоединиться. Я ее яблоками угостил и сказал брату, что это будет моя будущая супруга… Так и получилось. На протяжении двух лет мы с ней дружили.
Расстояние от Казани до поселка, где я учился, – около 26 км. Я ездил к ней электричкой. Виделись почти каждые выходные.
Я смотрю на его Александру выразительно, хочу, чтоб и она добавила воспоминаний, но та лишь смущенно улыбнулась:
– Да что рассказывать… Там, в Казани я и родилась, росла без матери – она умерла, когда мне всего 4 года было. Главная воспитательная роль легла на плечи старшей сестры Екатерины.
Я окончила семь классов, выучилась на кондитера, работала в пекарне, на хлебоза– воде. По совету сестры отправилась работать на завод, где изготовляли телевизоры. Была там полировщицей, кладовщицей, нарядчицей. Четыре года отработала до замужества.

– Николай Павлович, а помните, как родилось ваше желание пожениться?
– Помню. Вечер вручения дипломов… И на тот момент у многих выпускников были девушки, многие парни уже и в армии тогда отслужили, и были готовы семейную жизнь начинать. Так вот, на выпускном мы с одногруппниками
и договорились пожениться со своими половинками. Всех пригласили в актовый зал и даже вручили каждой паре подарочки. А в подарок, не поверите, входили: шпулька ниток, наперсток и коробочки с серебряными кольцами. Во время торжеств был такой интересный момент: нужно было встать и со своей будущей супругой поцеловаться. А все сидят и стесняются. Тогда я встаю, подхожу к Александре и целую ее. Эмоций и аплодисментов тогда у всего зала было много! Такое яркое и незабываемое ощущение! Эх, когда дело касается сердечных дел, многие робкими становятся, и это неудивительно! Именно такие моменты всегда с улыбкой вспоминаем.
Выдержав паузу, он продолжил:
– По окончании учебы мы сходили в ЗАГС, зарегистрировали свой брак. Свадьбы не было, был просто торжественный вечер. Александра даже без фаты была, просто в белом штапельном платье. И мне как отличнику не по распределению дали место работы, а на выбор. Я выбрал город Кунгур Пермской области. Но сестра Екатерина возразила: мол, ищите место работы поблизости, так далеко не нужно ехать. Пришлось согласиться.
Александра Ивановна
с улыбкой продолжила:
– Николай пошел в техникум, взял свободный диплом. И вот нам нашелся нефтяной город Бугульма. Николай съездил туда, устроился на работу…

– Время ожидания, когда милый вернется, всегда кажется долгим…
– Ой, нет, у нас как-то сразу доверительные отношения сложились. Да длилось-то наше расставание не больше недели.
Николай Павлович уточнил:
– Я узнал, что в Бугульме создается ремонтно-строительный цех. Меня сразу и взяли туда слесарем по ремонту дизельных тракторов. Спустя пять месяцев назначили мастером. Выделили койку в общежитии, где в комнате проживали и другие ребята. Так что первое время Александре приходилось спать тогда, когда освобождались кровати.
Потом мы с ней получили комнату «с подселением». Долго не давали квартиру, так как нас было только двое.

– Муж ушел на работу. А жена?
– Окончила курсы продавцов, стала работать в продуктовом магазине. Наконец, нам удалось получить двухкомнатную квартиру с балконом. У нас практически ничего не было, поэтому сами старались обустроить квартиру, супруг все делал своими руками. А я вышивала, салфетки выбивала, как могла помогала мужу. Словом, всячески стремились украсить наш быт.
Но только как-то вот получилось, что деток не было, хотя и ездили лечиться.
…Супруги рассказали, что через 13 лет они все-таки перебрались в Украину. Александре нравилось изобилие фруктов и овощей. Подвернулся обмен на Павлоград, куда они и переехали. Там Николай Павлович устроился на завод, в дальнейшем он стал заместителем начальника на заводе железобетонных изделий. Заочно окончил

Казанский инженерный институт. А Александра работала в «Продтоварах» продавцом, позже стала заведующей складом, а после и директором магазина.
Николай Павлович поведал и о самом критическом моменте своей жизни:

– Работа была ответственная: организация технического процесса, подбор и обучение кадров, своевременное выполнение планов, то есть выпуск нужного объема продукции к нужному сроку… С завода отправляли готовый товар, требовалось много вагонов, и за простои нас ругали. Однажды хотели сделать виноватым меня. Я даже обращался к областному начальству, показывал документы с пояснением, сколько простоев вагонов было по моей, а сколько не по моей вине. Все эти переживания довели меня до инфаркта. Когда выздоровел, то больше на эту должность не пошел. А просто стал главным технологом. На пенсию мы оба выходили в Павлограде.

– А в Никополь-то как попали?
– Поближе к родственникам хотелось, – говорит Александра Ивановна. – Кто-то же должен на старости лет нас поддерживать. Так и получилось. Когда с родственниками встречаемся, то бывают вечера воспоминаний о санаториях, поездках на море. А сколько пленки было отпечатано – Николай Павлович раньше очень любил фотографировать. Да и вообще, занимался резьбой по дереву, выпиливал лобзиком вазочки, делал картины. Из стеклянных оригинальных фигурных бутылок мастерил вазы, причем специальным приспособлением, которое сам же и придумал.
Вспоминаем поездки в Белоруссию, много ездили по Украине, в Грузии были. Когда путешествовали по Грузии, то были даже в Гори, в доме-музее, в котором родился Иосиф Сталин. Нередко вспоминаем свою серебряную свадьбу – 25 лет совместной жизни. Я тогда даже фату на празднование надела. Сделала ее из занавески и украсила полевыми цветами!


И с самого переезда в Никополь нашим другом стала еще и газета «Репортер». Вот когда газету получаем, то идем на балкон или на кухню, где посветлее, и я для нас двоих ее читаю – всю, от и до. Интересно же о жизни города узнать! Муж ведь проработал руководителем длительные годы, поэтому ему очень интересно знать, что и как делают руководители разных рангов. Очень хочется читать и слышать как можно больше хороших новостей.
Мы, вообще, себе поставили цель, что будем вместе до бриллиантовой свадьбы. Вот свое обещание и исполнили!

– После достижения одной цели нужно ставить следующую.
– Ох, да уже здоровье не то! Хотя тут еще поводов жить и жить! Вот мне в следующем году будет 85 лет, а мужу через два года – 90!

– Можно сказать, что вы уже академики в семейной психологии. Поделитесь опытом, как жить без ссор.
– У нас было такое, если муж что-то делает не так, или придет с работы подвыпивший, что бывало крайне редко, то я знаю: ему говорить ничего не нужно. Он приходил, ложился спать и все, на подвиги его не тянет. Но наутро я уже могу аккуратненько сказать, что мне не понравилось. Да и муж в мой адрес никогда грубых слов не произносил. Всегда уважительно относились друг к другу, в этом и есть крепость семьи. Если нет уважения друг к друг, то любовь, наверное, не поможет. Если есть терпение и такт, то любой конфликт можно решить мирно.
Муж 13 лет как зрение утратил. Поэтому поддерживать порядок в квартире, готовить поесть, ходить за продуктами – это все мои обязанности. Я могу его взять с собой только ради прогулки. Я знаю, что он благодарен, и это делает меня терпеливой и старательной. По приезде в Никополь муж шесть лет был председателем ОСМД. Мне приходилось за него писать все заявления, ходить в горсовет и прочие инстанции, поскольку он уже не видел. Так что мои глаза стали его глазами.
…А в заключение Николай Павлович добавил:
– Я благодарен своей любимой половинке за любовь, терпение, поддержку, понимание. За чистоту и созданный уют в доме. Благодаря Шурочке мы живем столько лет вместе!

Ну а я пожелала супругам дольше шагать рука об руку и быть для молодых примером терпимости, верности и оптимизма.

Фото автора и из семейного альбома

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх