ИЗ ПЕРВЫХ УСТ: О волшебной английской медицине

Насморк пройдет сам, но от рака вас будут лечить бесплатно

Эдуард СЛАБКИХ,
«Репортер»

Сегодня мы вам предлагаем интервью с сосудистым хирургом, руководителем никопольского кабинета «Диабетическая стопа» и медицинского центра «Нико-Тонус» Сергеем ТУТУРОВЫМ, участвовавшим в IV ежегодной конференции международной Ассоциации хирургов диабетической стопы и симпозиуме «King’s Charcot Foot», которая проходила в Лондоне. Разговор пойдет непосредственно о волшебной английской медицине.

(Окончание. Начало в №62)

– Все, что вы рассказываетет об английской медицине, похоже на фантастику!
– Почти. Ведь за рецепт  нужно заплатить – от 7 до 8,5 фунтов стерлингов, это примерно 250-300  грн. И неважно, сколько стоит лекарство – 30 грн. или 3 тысячи.

– Ну хорошо, это, так сказать, «социалистическая» составляющая британского здравоохранения. Но как же при этом чувствует себя «капиталистическая» часть системы – частная медицина?
– Прекрасно чувствует! Считается одной из лучших в мире и конкуренции со стороны Национальной службы здравоохранения не ощущает, хотя та проверяет их дважды и более в год и выдает лицензии. Если человек достаточно хорошо зарабатывает, оплачивает частную страховку (в крупных компаниях это бонус к зарплате)  и не хочет ждать до 18 недель приема узкого специалиста, он обращается в коммерческие клиники. Там нет ожиданий. Между прочим, только частных, негосударственных госпиталей в Британии – более 300.

– Вы сказали «достаточно хорошо зарабатывает…». Значит ли это, что услуги частников больно бьют по карману?
– Вы правы. Услуги «кусаются». К примеру, рядовая консультация лондонского терапевта без анализов и обследований начинается от 200 фунтов (7 тыс. грн.).  Магниторезонансная томография стоит 250–550 фунтов (8,7 – 19,3 тыс. грн.), роды в частном роддоме обойдутся в 7,5–10 тыс. фунтов (263– 350 тыс. грн.). В абсолютном выражении для украинца – суммы космические!

– Но их для «чистоты картинки» надо соизмерять с доходами британцев, верно?
– Разумеется. Мне говорили, что официальная «минималка» в Англии – 6,5 фунта «грязными» (без вычета 10% подоходного налога) в час. На руки в месяц (достает калькулятор, считает) – 928 фунтов. Или 32,5 тыс. грн. Эти деньги дают возможность снять комнату на окраине, питаться и выкраивать на мелкие расходы. Заработки, как и везде, «пестрые». У квалифицированных врачей, юристов и финансистов, в год выходит 60 тыс. фунтов (2,1 млн. грн.), у учителей – 30 тыс. (более 1 млн. грн.). Собственное дело умножает эти цифры в разы. Даже частник-водопроводчик или частный таксист может достичь 60 тыс. фунтов в год. Офисный чиновник получает от 1,4 до 2 тыс. фунтов в месяц «чистыми». Инженеры-строители и молодые компьютерщики – около 1800 фунтов.
тутуров никополь прием– Боже, храни королеву! Сергей Степанович, а легко ли вызвать врача на дом? И как работает системы «скорой» помощи?
– Опять же, со слов моих коллег, я понял, что  в Британии есть еще специальный медицинский сервис «walk in», работающий по принципу «пришел – помоги». 7 дней в неделю с 8 утра до 8 вечера можно так войти в любой центр в любом городе на территории всей страны и получить консультацию. Можно и вызвать врача на дом, но для этого должны быть особые показания: степень болезни настолько сложная, что не позволяет дойти до клиники самому, но не настолько тяжелая, чтобы вызывать «скорую помощь». Существует и специальная экстренная служба «999» или «112» – она призвана сократить число вызовов «скорой» по не очень критическим
случаям и консультирует по телефону, к кому именно следует обращаться. Тут оператор решает, нужна человеку «неотложка» или нет.
Обычно он предлагает самим привезти больного на такси в отделение скорой помощи при больнице. В итоге бывает так, что  в этих отделениях скапливаются десятки человек с самыми разными заболеваниями и осложнениями. Медики стараются, чтобы прибывший «самоходом» пациент попал на прием к врачу в течение четырех часов. В критических случаях, например, при крупном ДТП на автомагистрали, за вами будет выслан вертолет скорой помощи. Вас доставят в больницу, где окажут необходимую помощь бесплатно.

– Как думаете, есть ли законы, которые уберегают пациентов от врачебных ошибок, неверных диагнозов?
– По моим сведениям, есть. Скажем, врач «проморгал» серьезную болезнь, которая привела к осложнениям. Больной тогда получает компенсацию. Слышал, что однажды не распознали менингит. Сумма компенсаций достигала – вы не поверите! – 22 млн. фунтов! Так что врачи предельно въедливы и внимательны.

– Даже на Солнце,  как известно, бывают пятна. Слишком уж идиллической выглядит картинка. Неужели все так отлажено, что и придраться не к чему?
–  Знаете, я слежу за медицинской прессой и сайтами. Так вот, в начале этого года наткнулся в Интернете на любопытную
публикацию о «кризисных моментах» в работе  Национальной службы здравоохранения Великобритании в периоды пика простудных заболеваний и гриппа (обычно это бывает зимой) – огромных очередях в клиниках, нехватке коек и персонала, чуть ли не ночующих на полу больных, дожидающихся кто на носилках, кто в креслах-колясках и стульях (все это выдается на месте) по полдня приема и – в случае госпитализации – по 10–12 часов выделения койко-места.  А еще – о десятках тысяч отложенных операциях, когда хирурги проводят только экстренные вмешательства. Врезалась в память одна цифра: за последние семь лет время ожидания в отделениях скорой помощи выросло в 5,5 раза. Медики даже «достучались» до премьера Терезы Мэй: дескать, пациенты уходят из жизни в ожиданиях
в больничных коридорах.

– Вот это да! В чем же причина?
– Их, по сути, две. Первая – как ни странно, кадровая. Неплохая средняя зарплата (не менее 1800 фунтов или 63 тыс. грн. в месяц)  привлекала в Англию десятки тысяч врачей и медсестер из Испании, Португалии, Польши, Прибалтики. Но после брексита (это слово означает выход Великобритании из Евросоюза) начался массовый отток иностранных врачей на родину. Вторая причина – в недофинансировании отрасли. Правительство экономит и перенаправляет стареющее население Британии в частные клиники. В 2017 г. вдвое уменьшили обещанный прирост запланированных ассигнований на медицину. Коек стало меньше на 14 тыс. Закрывались приемные отделения в маленьких городах и сельской местности. (Когда-то такой кризис охватил государственные железные дороги, поезда опаздывали, их отменяли. Потом премьер Джон Мейджор приватизировал сектор – все стало очень дорогим, но заработало как часы). Ужесточились и правила экзаменов по английскому языку. И, наконец, медсестер обязывали регулярно проходить курсы повышения квалификации, но государственные стипендии при этом заметно урезали. И медсестры не могли оплачивать курсы. Наконец, те, кто мог, начинали более выгодную частную практику.
Так что может случиться, что вся история одной из самых выдающихся систем бесплатного здравоохранения в мире может скоро и закончиться: бесплатную медицину загонят в искусственно созданный кризис. А потом «по просьбам возмущенных пациентов» приватизируют всю отрасль. И  неровен час – британцы станут летать лечиться к нам.

– Спасибо за ответы. И – перейдем к темам более светским?
– С удовольствием…

Фото Полины Рехлицкой

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх