Анатолий ДОБРОРОДНИЙ: «Как только Тимошенко станет президентом, верну себе Центральный рынок»

(Продолжение. Начало в №44)

Эдуард Фатеев,
«Репортер»

– Какие у тебя были взаимоотношения с Сергеем Старуном?
– Когда я в 2006 году первый раз стал депутатом, мне позвонил Старун: «Анатолий Федорович, мы сейчас с Федором Михайловичем (бизнесмен Стратегопулоавт.) накрыли в «Якоре» стол. Подъезжай». Приехал. Сергей Владимирович предложил закопать топор войны. Мы помирились и закрепили это тостом за мир.
Старуну и Токарю я мог позвонить в любое время дня. Так же и могу позвонить и Фисаку. Кстати, были случаи, когда в Новопавловке отключался свет, и мне довелось звонить поздно вечером или даже ночью Саюку. И через пять минут свет включался. Так что мне нормально работается с Фисаком и Саюком, а уж с руководителем местной «Батьківщини» Александром Разиным мы, вообще, работаем в одной упряжке.

– Как ты пришел в политику?
– Привел меня в нее покойный ныне Валентин Романов, полковник, первый командир нашей зенитно-ракетной части, основатель городской организации «Батьківщини» и мой кум. Его дом тоже в Новопавловке. Когда в Никополь в первый раз приезжала Юлия Тимошенко, я помогал ему организовать встречу и митинг на площади Независимости. Мне Юлия Владимировна очень понравилась. Валентин Алексеевич давай меня агитировать баллотироваться в депутаты горсовета от «Батьківщини». Согласился я. Подал в суд документы, погасил свои судимости. Когда в качестве кандидата в депутаты стал ездить по Новопавловке, это вызвало непонимание среди людей. А когда стал депутатом, это было сродни ядерному взрыву. Кто поддерживал, кто плевался. Но после второго избрания меня поддерживала уже вся Новопавловка.

– И быть депутатом у тебя вошло в привычку…
– Я просто получаю удовольствие, когда помогаю людям. В первом созыве я работал в земельной комиссии, ни одному человеку не отказал в участке земли. Во втором созыве был в бюджетной комиссии, в этом – в комиссии по здравоохранению и социальным вопросам, я ее секретарь. Мне это близко. Председатель комиссии Наталья Бредихина – отличный организатор. Я работаю на эмоциях, а она всю эту кухню знает изнутри. Бюджет города большой, 1,2 миллиарда, нужно лишь желание всех депутатов работать на Никополь, а не на свой карман.

– У тебя действительно 1600 грн. пенсии и ничего более за душой, как ты написал в Е-декларации?
– У меня большая семья. Дочка работает в горводоканале, сын – в рыбколхозе, занимается хозяйством. У меня есть взрослый внук (был участником АТО), внучка шести лет и трехмесячный внучок, три месяца назад родилась уже правнучка. Жена Галина – от Бога, преданный мне человек. У меня все хорошо. Держим четыре огорода, выращиваем бычков, кур, занимаемся клубникой и пасекой. Но торгового бизнеса у меня нет. Зато есть 47 крестников, а с ними – 94 кумы и кума.

В офисе лежали горы баксов…

– За кого будешь на президентских выборах голосовать, даже не спрашиваю.
– Конечно, за Юлию Владимировну. Мы уже 15 лет свои флаги не меняем, в отличие от всех остальных. У нас лидер один, наш президент – Тимошенко. Как только получит булаву, я верну себе Центральный рынок. Я в свое время купил его за 150 тысяч долларов, но у меня его забрали днепропетровские менты. Там все незаконно. Юлия Тимошенко пообещала отдать его мне в управление.

– Как же ты упустил такой лакомый объект?
– Свобода дороже рынка. Тем более, дороже любого рынка жизнь…
Как много лет назад ресторан «Каштаны» перешел в собственность группы ментов? Хозяину натянули на голову полиэтиленовый пакет, и он подписал все документы.
Схема очень простая. Когда я был в местах не столь отдаленных, со мной сидел директор завода по производству пластика из Днепропетровска. Он приобрел убыточное предприятие, за год поднял его экономически до такого уровня, что там уже разыгрывались в лотерею автомобили. Его держали в СИЗО год и семь месяцев, жена от него отказалась, друзья отвернулись. И он подписал документы о передаче завода в другие руки.


– В 1990-е ты был очень влиятельным человеком. И, наверное, очень богатым?
– У меня в то время был пик по деньгам. Мой бизнес был легальный. Я поставлял на трубный, ферросплавный, краностроительный заводы бензин, солярку, а еще консервы и другие продукты питания. В воинской части, когда ею руководили Старун и Донец, держал сотни тонн сахара, муки. В Новопавловке у меня была своя автозаправка. Менты ежемесячно брали у меня просто так, за здорово живешь, по десять тонн бензина. Я с компаньонами вел серьезный бизнес, в наш концерн «Скиф» входило семь фирм, его обслуживала юрфирма из 12 юристов. Мы были очень богатыми людьми, у нас все было очень хорошо.
Моими компаньонами были Сергей Березовский, Олег Сколяров («Кэмел»), Владимир Суханов, Федор Колбасов (не путать с начальником милиции Колбатовым) – монстры бизнеса! Ко мне руководство заводов приезжало на дни рождения! Я на Новый год ездил к директорам! Я был уважаемым человеком! Даже хотел построить в Новопавловке спортзал, водный бассейн и пятиэтажный дом для работников нашего концерна.
В 1993 году продал телеканал «Кварц» покойному директору ЮТЗ Александру Куценко. Он за него дал 600 тонн котельных труб. На то время это стоило 4,2 миллиона долларов. Вся Новопавловка строила из этих труб балаганы. В офисе лежали горы баксов, мы не знали, куда их вкладывать.

– Разве не Иван Кравченко организовал «Кварц»?
– Нет, его поставил руководить «Кварцем» Александр Куценко. Мы хотели, чтобы у нас было такое телевидение, как «5 канал» у Кости Лященко. Кэмел, Березовский, Суханов говорили: «Нужно телевидение. А еще следует проспект выкупить, чтобы там были наши магазины». Ну, телевидение – ладно, согласился я, но зачем мне столько магазинов?

– Создав «5 канал» и «Никопольские известия», Лященко стал народным депутатом и городским головой. А вам для чего было телевидение, если вы не шли в политику?
– Чтобы тоже влиять на жизнь города. Деньги были шальные, вот и организовали телевидение. Мы тогда хотели еще создать дочернюю футбольную команду на базе киевского «Динамо». Гендиректоры НЗФ и ЮТЗ Александр Коваль и Александр Куценко вместе со мной должны были сброситься и софинансировать ее. Анатолий Сиротенко и Евгений Бовкун уже привезли уставные документы, согласованные в Киеве.
Но затем начальник милиции Николай Шаховал переговорил с Ковалем и Куценко и посоветовал им: «Не связывайтесь с Толечкой, у него деньги криминальные». И гендиректоры остыли к этому проекту. А так была бы у нас футбольная команда первой лиги, в которой я был бы одним из учредителей.

– Ты с отцом или сыном Сколяровыми работал?
– Отец Олега работал в снабжении ЮТЗ. А его сын был перспективным парнем, но запойным. У него возникли проблемы в городе. Он приехал ко мне: так и так, меня хотят убить, дай мне охрану. Я выделил ему трех человек и водителя. И он начал работать у меня и зарабатывать для меня деньги. За два-три часа в день зарабатывал больше, чем половина моей команды. Из Белоруссии привез за трубы 90 «Жигулей-девяток»! Это тогда были крутые модные автомобили! Мы их дарили, носились на них, разбивали.
Кэмел и Березовский сейчас в Израиле. Лет девять назад звонит мне из Днепра незнакомый человек, представился. «Мы из Израиля поставили в Днепропетровск соль. Кэмел сказал, чтобы мы с тобой встретились». Я приехал в Днепр. Они мне дают 9 тысяч долларов. «Что это за деньги?». «Олег помог нам отправить из Израиля соль. Сказал, что свою долю за это поручает передать Анатолию Федоровичу, оказать мне внимание».

– Не каждый день шальные деньги сваливаются на голову.
– Почему? Когда я освободился в 2001-м, Костя Лященко мне тоже дал 10 тысяч долларов: «Никуда не лезь, осмотрись сначала. Кушай балыки, колбасы, икру». С Костей я дружил.

И Женька стал Евгением Ивановичем

– Совместный бизнес – это одно, а дружба – другое. С кем дружил тогда?  
– Мы тогда дружили компанией: я, Александр Фельдман (гендиректор НПО «Трубосталь» – авт.), Валерий Пшеничный (генерал милиции из Киева, в дальнейшем – член Конституционного Суда Украины – авт.), Евгений Бовкун, Анатолий Сиротенко. Одно время предлагал Фельдману выдвинуть его от имени новопавловской громады в мэры. Но он категорически заявил, что ему это не надо… А потом с Бовкуном мы горшки побили, Пшеничный приболел… Сиротенко с Лиханским поддерживают отношения с Бовкуном и Журавлевым. Сиротенко помогал Украинской церкви Киевского патриархата, Лиханский, еще будучи прокурором, учил нас «державній мові». Что вас связывает с Журавлевым? Он же регионщик, сепаратист, враг Украины. Не отвечают.

– А что тебя связывало с Бовкуном?
– Да он же на моих руках вырос! Был у нас адвокатом, мы ему и деньги давали, и машины покупали. А потом вдруг оказался заместителем мэра – и сразу стал не Женькой, а Евгением Ивановичем.
Они тогда со Стратегопуло разработали похищение джипа у Старуна. Дали ему джип для поездки в Киев, а там его украли неизвестные. И Бовкун стал заместителем Старуна и сразу – Евгением Ивановичем.

– Мне сложно представить «малого» Бовкуна у тебя на руках.
– У меня был офис в Новопавловке, там, повторю, была своя автозаправка. Он каждый день приезжал заправлять машину, да еще и канистру набирал. Когда его обворовали, прибежал ко мне в офис со слезами. Что украли? Начинает перечислять, как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» – всего по два. Спрашиваю, на какую сумму украли? Отвечает, что на две тысячи. Долларов, разумеется. Говорю Мужику (Владимир Пичугин – авт.): дай ему пять тысяч, он наш адвокат, пусть купит новое – и проехали. Затем нашли наркомана, который его обокрал. Убытка там было на 150 долларов. А мы ему дали пять тысяч. Это было в 1993-м или 1994-м.

– У Бовкуна – жажда власти. Мне рассказывали, что он пытался стать секретарем горсовета в прошлом созыве.
– В 2014 году Бовкун меня просил: «Толя, поговори с Филатовым (тогда – заместитель главы облгосадминистрации Коломойского авт.), чтобы он помог стать мне секретарем горсовета». Подошел я к Филатову. А тот отвечает: «Бовкун был связан с СДПУ(о) Виктора Медведчука, и его политическая карьера нас не интересует».

На кого я теперь буду списывать неудачи?  

Мимо кафе, в котором мы беседовали, в это время шла группа молодых парней спортивного вида. Анатолий Федорович оторвался от чая и вскочил из-за стола:
– Наши футболисты идут, – пояснил он и внезапно закричал, энергично размахивая кулаком: – Никополь – давай! Каховка – слабаки! В субботу шарахните их, ребята!
Ребята-футболисты в ответ приветливо помахали руками.

– Почему у тебя была вражда с Федором Стратегопуло (он же Федечка, он же Крот)?
– Нас было три свояка: Серега Чередниченко (Папуля), Федя Стратегопуло и я. Наши жены являются сестрами между собой. Стратегопуло был одним из лучших моих друзей: умный, обаятельный, воспитанный. Когда у меня были проблемы (меня подрезали, пробив оболочку сердца, я лежал в реанимации, и за мою жизнь боролись пять профессоров), Федя выступил инициатором сбора средств на мое лечение. У меня с Федей были прекрасные отношения, он был мне и свояком, и другом, и братом. Наши дети росли вместе.
Но когда меня начала «прессовать» милиция, он стал на меня «капать». Когда я освободился, у меня были доказательства того, что он меня «сливал». Встретились, объяснились, зашли в церковь в Новопавловке, он подарил мне икону, пожали друг другу руки, помирились и простили друг друга. Но все равно осадочек остался…

– Простить друг друга простили, но ведь у вас после этого отношений так и не было.
– Точнее, они были чисто формальными. Я к нему на день рождения его, жены или детей приеду, поздравлю – и уеду. Не оставался. И он также с моей семьей поддерживал чисто формальные отношения. А ведь раньше мы любили посидеть, выпить, в нарды сыграть.
После того как Федора убили, сколько раз я задавался вопросом: ну где же я перед ним так провинился, что между нами пролегло непонимание? До сих пор не могу найти ответ.
Проезжая мимо его дома, каждый раз думаю: Господь, где же Федя мог так провиниться, что его убили, как собаку? Он был серым кардиналом Никополя, через него решалось все. Неужели он заслужил такую смерть? Он лежал под дождем, неприкрытый, пока милиция осматривала место преступления.

(Продолжение следует)

10 комментариев

  1. аноним:

    «Безвиз» с визой
    Евросоюз планирует отменить «безвиз». И для Украины, и для других стран, которые его имеют. То есть формально он останется, но пропадет его главный элемент – спонтанность. То есть возможность купить билет и махнуть в Европу без всяких разрешений. Или просто поехать на автомобиле.
    Разрешение теперь получать придется. И к тому же платить за него 7 евро. Это будет не так сложно, как визы, все можно сделать через интернет, и тем не менее – это будет как многоразовая виза. И дело не в том, что могут отказать (большинству граждан отказа бояться не стоит), а в том, что между решением поехать и поездкой снова возникает бюрократическая преграда.
    В общем, единственное достижение нынешней власти сводится на нет. Несомненно то, что такое решение приведет к росту евроскептицизма как раз среди тех граждан, которые были еврооптимистичны (те, кто не ездит в Европу, разницы не почувствуют). А значит, увеличится и количество политиков, проповедующих евроскептицизм.

  2. Чугуненко:

    Прочёл как когда-то «Повесть о настоящем человеке» — на одном дыхании. Вот это жизнь! Вот это размах! Матерый человечище!Вот кого надо было в мэры выбирать, хотя бы на период революционных преобразований.
    Спасибо Репортёру за интересное интервью! А от Фатеева ждём продолжения материала.

    • Аноним:

      На счет мэра вы конечно загнули) Хотя… глядя на то во что превратил город Фисак и Ко… может даже и Толечка был бы неплохим мэром…

      • Чугуненко:

        Он был бы замечательным градоначальником, ибо хорошо разбирается в людях. А для мэра это главное. А замом ему — депутатку Юлию Мотриченко. Вот это был бы тандем!

  3. Аноним:

    Интересная статья. С Толичкой знаком не был, но помню про их славу в 90 годы.Знал Федю, Кэмела, Бовкуна по 90м годам. Все это лихой и своеобразно яркий был народ. Думаю их времена все-таки в прошлом. На смену им сейчас пришли люди позлее, потише и поподлее.

  4. Читатель:

    Мне больше интересно — как ребята умудрились профукать такие деньги? Ведь в 90-е умудрились раскрутится в считанные месяцы!

    • Аноним:

      Может ребята для налоговой всё «профукали», а по факту всё нормально с финансами у них?)

      • Василь Гаманець:

        Не считайте, добродии, чужие гроши! Свои надо зарабатывать! Тем более шо гроши буквально валяютца у вас под ногами.

  5. николай:

    лысый,брешет и нестесняется,таким нелюдям место в могиле….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх