МНЕНИЕ: Ольга ПОЛЯКОВА, украинская певица: «Ситуация с кандидатами в президенты – как в женском гардеробе: куча платьев, а надеть нечего

С ней беседует главный редактор Интернет-издания «ГОРДОН» Алеся Бацман на телеканале «112 Украина» (в сокращении).

– Примерно 10 лет назад у Савика Шустера возникла идея взять в соведущие красивую и умную блондинку…
– И я ходила на пилотные программы с пылесосом.
– Ты сплела косу и водрузила на голову, сказав, что ты – Юлия Тимошенко. Потом засунула голову в духовку, посыпала кунжутом и пошла в Верховную Раду. Я запомнила тебя как девушку без комплексов.
– Вообще, мне кажется, что в наших политических программах не хватает юмора. У нас если политика, то всегда громко, грязно и как-то очень серьезно. Я люблю, когда люди относятся к себе с долей иронии, а в политике это редкость… Юмор разрушает пафос, а пафос очень сильно напрягает. Когда ты относишься к себе легче, то и люди относятся к тебе легче. Мой муж всегда говорил: «Если ты не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней». И в один момент я изменила отношение и начала смеяться над всем. Это так расслабило и меня, и людей вокруг меня… Мне стало не только легко жить, но и легко работать. …Алесь, знаешь, я хочу быть президентом. Там так много не совсем… м-м-м… адекватных людей – чем я хуже?! (Смеется).

– Давай представим: Оля Полякова получает булаву и серебряную президентскую печать…
– О Боже! Нет! Мне настолько нравится мое сегодняшнее положение, в котором у меня есть возможность дарить людям счастье и радость… А президент – всегда плохой. Мне кажется, что не все люди приходят во власть, чтобы сделать хуже, они же все-таки стараются, но плохо получается. Их ломает система. И вот теперь опять: ситуация с кандидатами в президенты – как в женском гардеробе: куча платьев, а надеть нечего.

– Как ты думаешь, почему не может человек, принимающий решения, собрать всех, кто держит акции государства Украина (условно), олигархов, и сказать: ребята, живем и работаем по правилам с завтрашнего дня? Ты бы могла так сделать?
– Эти люди привыкли к определенному образу жизни: все эти прекрасные яхты, все эти великолепные самолеты, отдых на Мальдивах. И в какой-то момент ты им говоришь: давайте вы все это отдадите государству и начнете жить на 40 тыс. грн (или сколько они там получают, я не знаю)…

– Народные депутаты получают по 20–25 тысяч.
– Я не представляю, как бы я существовала в условиях, когда мне несут мешки денег за какие-то решения.

– Есть кандидат в президенты, за которого ты бы никогда не пошла агитировать или петь?
– Конечно.
– Кто это?
– Уже есть заявленные кандидаты?
(Алеся Бацман называет 9 фамилий: «Выбирай любого»)
– …Ну, послушай, эти люди уже давно в политике. Занимали и занимают самые ключевые позиции – что им мешало тогда делать? Одни и те же на манеже. Мне кажется, пора туда новую кровь пускать.

– Ты часто участвуешь в юмористических программах. Как считаешь, наши политики – юмористы? Смешные есть?
– Для меня Ляшко – смешной.
– Были у тебя корпоративы, когда выходишь в зал, а там – один-два человека?
– 10 было. Есть фирма, которая меня приглашает на кооперативы систематически. Они пьянствуют в одном зале, а танцы – в другом. У них всегда очень много артистов (шесть-семь). И эти заказчики приходят из одного зала к нам.  Заглянули – и уходят дальше принимать горячительные напитки. А артист остается один – и он не понимает, что ему делать: прекращать концерт или дальше петь при пустом зале. Тогда я включаю «блондинку» и кричу: «Эй, секундочку, все вернулись, девочки – в кружочек…»
…Я хочу рассказать, как меняется наша страна. Еще четыре года назад основными заказчиками у артистов были народные депутаты, судьи и другие власть имущие. Сейчас это большой бизнес, большие строительные, аграрные компании, какие-то кирпичные заводы… Эти клиенты более прижимисты, потому что деньги им не несут мешками, а они сами зарабатывают, но и отношение совсем другое. Нет этого «а ну давай развлекай нас». Я вижу эти перемены. О чем это говорит? О том, что большой бизнес развивается.

– Ты же бизнес-человек – как ты сделала выбор?
– Очень легко. В России шоу-рынок больше. Я много лет ездила в Москву, все эти 15 лет хотела там выступать. Когда началась война, я все-таки там дорабатывала: у меня был проект и был контракт на большом русском музыкальном канале. В этот проект вкладывались большие деньги, и я ездила туда на съемки. Это длилось, наверное, полгода. Но как я там жила, с чем мне приходилось сталкиваться с моральной точки зрения… Я же прекрасно понимала, что происходит, и у меня была своя правда… Я туда приезжала, снималась и уезжала. Но мне было очень тяжело морально. У меня были постоянные скандалы со всеми, кто хотел обсуждать ситуацию в Донбассе. Каждый раз, пересекая границу, вжимала голову в плечи. В какой-то момент мы сказали: «Ребята, все. Спрыгиваем с этого проекта». Мы даже заплатили неустойку, потому что деньги были потрачены, а проект не вышел. В общем, это решение далось тяжело…Теперь я не езжу даже к маме.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх