Народный артист Украины Станислав БОКЛАН – о войне в Донбассе: «Я думаю, что надо идти договариваться с теми, с кем невозможно договариваться…

– Актер Рейган был президентом США. У него Америка имела очень хорошие экономические показатели. Страна встала на ноги. Вы верите в победу вашего коллеги-актера Владимира Зеленского в борьбе за кресло президента?

– Да. Хотелось бы каких-то перемен. А кто будет их делать – не так важно. У Зеленского юридическое образование. Он очень работящий человек. В «95-м квартале» все работящие! Там нужно пахать. Я не знаю, когда они спят… Мой герой (коррумпированный премьер-министр Юрий Чуйко) говорил: «Что будет, если президентом станет обычный человек из народа? Новый, честный, принципиальный и, самое главное, – умный человек. Неожиданно для всех страна получила гаранта, который живет в обычной квартире, ездит на работу велосипеде, получает скромную зарплату и иногда занимает у друга «до зарплаты». В общем, который живет – как все. Ведь он точно знает – когда «царь» начнет жить как простой учитель, вскоре простой учитель заживет как царь!».

– Ну да! Вспомним монолог вашего героя: «Почему Василий Петрович (президент Голобородько-Зеленский) изменил принципам, пошел на обман? Ради кого, ради чего? Ради собственной выгоды? Неправда.  Оказывается – ради народа! А что в ответ? В ответ: «На дыбу! И распни его!». Вот такая жестокая правда. А то, что за 25 лет, а может быть, за всю историю существования этого государства  вам достался честный человек, честный правитель, это разве не правда? Правда… Так что ж вы за страна таких сказочных мазохистов, которые каждый раз наступают на одни и те же грабли, и бьют этими граблями по своей тупой больной башке!»… В точку про мазохистов. правда?
– Правда. Но знаешь, я думаю, что уже в следующий раз будет как в истории о том мальчике, который кричал: «Волки! Волки!». Я думаю, что в третий раз мы уже не обманемся.

– Перейдем  к важной теме кино. И тех денег,  которые державой были выделены на кино. Сейчас Филипп Ильенко (глава Госкино Украины) внесет  мое имя в «черный список»…
– И мое!

– …Потому что мне грустно, что есть миллиард гривен (520 млн. выделено на Госкино, 500 млн. – на производство фильмов патриотического направления).

И огромная куча дерьма, которое выходит в прокат либо не выходит. И это дерьмо, как от вентилятора, – на всех… И ноль реакции! А кино – это инструмент, который на самом деле мог бы что-то изменить в головах людей.
– Думаю, что оно как раз изменило! Если бы не было 1-го и 2-го сезонов «Слуги народа» (первый сезон посмотрели 20 млн. зрителей, фильм получил статуэтку «Телетриумф» за «Лучший сериал сезона» – Прим. ред.), то никто сегодня не говорил бы о Зеленском так, как говорят: «А почему бы нет?» «Такой человек!» А вдруг это не сказочка? Если весь мир понимает, что кино и театр важны для людей, что через кино можно вести какую угодно пропаганду, и этот механизм кино стоит того, так почему бы не сделать нормальную учебную сцену в театральном университете? Мне стыдно за тот уровень, на котором оказался Киевский госуниверситет театрального искусства (нет мебели, грязь, закрытые аппаратные и лаборатории, ужасная столовая – Прим. ред.)… И что там не готовят людей к кино. Нет денег на камеры, факультативные лекции…
И ты думаешь: почему все время делается не то, что хотелось бы. Смотрите: снимаются «Киборги» и снимаются «Свингеры» (первый фильм собрал в прокате 23,2 млн. грн, второй – 22,2 млн. грн. – Прим. ред.). И «Свингеры» зарабатывают чуть ли не больше денег! А ведь какой разный смысл во влиянии на зрителей! (украинский фильм в жанре комедии и мелодрамы о том, как две пары от семейной скуки решили поменяться партнерами и прибегнуть к сексуальному эксперименту – свингерскому вечеру (групповому сексу). Выходит, такое кино нужно нашим людям? Не пошли бы они на продукт, который бы им сейчас был не нужен! И не снимали бы сегодня «Свингеры возвращаются» или «Свингеры-2»…

– 7 марта 2014 г. на сцене драмтеатра им. Ивана Франко известные и начинающие актеры из всех киевских театров поочередно обращались к россиянам с призывом одуматься, а украинским военным желали терпения и выдержки. «Мы отстаиваем в Украине свободу и человеческое достоинство. Именно об этом написаны лучшие пьесы мировой драматургии. Именно к этому стремится каждый народ…», – говорили они…
– Да-да, ночью… Мы писали обращение…

– …После этого была война, потом – запрет на въезд многим российским актерам. Как-то изменилась ситуация со съемками наших артистов после того, как запретили въезд определенным российским актерам, которые тут всегда были на главных ролях, а наши были «гарниром»? Многие наши актеры говорят, что ситуация повернула вспять. Они снова приезжают, и наши снова где-то сбоку, в сторонке…
– Не изменилась. Работают в Украине российские студии! В Киеве есть компания «Фильм Стрим». Она российская, и украинские актеры у нее снимаются. Мы должны работать. И жить. Мы же деньги зарабатываем. И работаем рядом с россиянами и белорусами. Мне говорили, что в Киеве сейчас находится где-то 250 актеров из России. Общаемся, говорим, чем мы живем. У меня был проект СТБ, 70-серийный – «Крепостная». Там деньги вложены двумя-тремя сторонами. Им нужно продукт продавать куда-то дальше, зарабатывать. И тогда возникает вопрос – куда? В Казахстан, Белоруссию… И конечно, спрашиваешь: а на каком языке будет сниматься продукт? На русском. Потому что они не будут титровать и переозвучивать… Мы снимаем фильмы с разной формой у полиции или в форме, которая не принадлежит никакой из стран…

– …а потом оп-па, и при монтаже нужные шеврончики появляются. И выходит русский полицейский!
– И тогда на вопрос, почему мы все такие… Эта двойная мораль – она уже в печенках! Если мы такие честные на всех уровнях, давайте будем честны до конца. Но если там, наверху, с этим «не очень», то какие претензии к тем, кто тут, внизу? Мы пытаемся отстаивать какие-то позиции, а нам говорят:  вот этого драматурга уже нельзя, потому что он российский. Вот украинский. А может статься так, что он не очень-то и драматург?! Или не очень-то режиссер? …Я себе как-то сказал: я не поеду в Россию сниматься. И я не еду. Хотя перспективы были бешеные. Как и у Леши Горбунова, и у Анатолия Пашинина. Но меня устали приглашать. Однако я нисколько не жалею. Я считаю, что и у нас я «гарниром» не был. Не был на вторых ролях. Ну, снимался я с Сергеем Безруковым и Лизой Боярской. К сожалению, после высказывания об агрессии ее отца Михаила… Я заявлял, что тому, кто поддерживает политику Путина, руки не пожму. Это касалось и Безрукова (в 2014 г. он подписал письмо Путину в поддержку аннексии Крыма). Безруков прочитал об этом в Интернете. И пытался что-то объяснить, что, мол, пришли и сказали: «Подпиши, у тебя же театр…».  Думаю, и среди наших тоже многие бы подписали в отношении чего-то…
(На экране – острый вопрос Безрукова к Путину о его недоумении относительно нагнетания в России негативного фона вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» и ареста режиссера Кирилла Серебереникова. И уклончивый ответ Путина).
– Они, как и мы, уже устали объяснять что-то друг другу. Уже нужно либо морды бить друг другу, либо сесть и очень долго разговаривать. Потому что вот эти «на скорую руку» переговоры на уровне «А вот ты…» – «А ты сам-то что?» – уже засалены и заеложены…

– Справедливо ли запретили сериал «Сваты»?
– Сложный вопрос. Ну, справедливо лишь в части того, чтобы этого человека (актера Федора Добронравова) не впускать в Украину. Но он же на экране не один, сериал – продукт большого числа людей. И я думаю:  ну, ничего бы с нашим самосознанием не случилось бы, если бы просто посмотрели смешную историю.

– Что не так с Министерством культуры?
– Да все.

– И министр в том числе?
– Женя Нищук
– чудесный человек. Но это не профессия. У меня бы были серьезные к нему претензии, если бы он занимался только театрами. Но он хочет заниматься всем –  музеями и прочим. А там везде капец. И не только в министерстве, а кругом – в образовании, спорте, здоровье, лекарствах… И кого туда ни поставь… Можно Женю побить, но если туда поставить другого, я не думаю, что что-то изменится. Я вот думаю: придет Зеленский, не придет Зеленский… Я не знаю, что должно произойти, чтобы просто изменился механизм. У нас часы, которые идут в обратную сторону. Весь мир идет туда, и наши часы – вроде туда, но стрелочки отчего-то крутятся назад.

– Как думаете, основная причина войны на Востоке в чем? Спрашиваю как актера – ваше личное мнение. Ясно, что вы не эксперт в этом вопросе…
– Я думаю, нас всех сильно обманули. И обманывают.  Причина – кому-то очень выгодна война. Я многое слышу, но мне настолько болит этот вопрос, мне жаль людей, которые там сейчас (те, кого я знаю), они погибают, рискуют каждый день. И я вижу людей в ресторанах, которые не погибают и не рискуют. Но за что-то отвечают. Если пан министр или пан генерал был осужден за то, что кто-то погиб, то как он мог получить квартиру! Столько лжи, столько всего намешано. И как найти ту ниточку, потянув за которую, можно распутать этот клубок? Вся страшная история войн в том, что люди, которые  их затевают, знают друг друга лично. А те, кто воюет, не знают друг друга…
Страшно вообще из-за того, что я привык, что где-то стреляют. И не я один – мы все привыкли, что стреляют, кто-то возвращается без рук, без ног… Нас и здесь заставили привыкнуть.  Я не понимаю, кто на кого нападает и что происходит, кто кому Рабинович в этой истории (пусть меня простит пан Вадим Рабинович, я не его имел в иду. Их же много, Рабиновичей)? Но пули свистят… Я работал в Мариуполе в театре. Звоню туда к тем, кто остался и кого я знаю. Спрашиваю: «И что?» – «Все нормально! – отвечают – Парк перестроили. Сейчас дорожку новую сделали. Фонтаны льют»…

– Человек ко всему привыкает…
– Смотрите, как все интересно происходит в нашей жизни. Как припекло «евробляхеров» с проблемами, с тем, что у них сейчас отнимут немножко денег – мы все активно встали в их защиту. Значит, война нам не «печет»? Ну, не «печет»! Как-то мы не стали перекрывать дороги и вынуждать генералитет говорить:  хлопцы, давайте что-то…

– …А что «хлопцы»?
– Думаю, ничего не сделают. Я думаю, что надо идти договариваться с теми, с кем невозможно договариваться. Мы же не в комнате закрытой  сидим. Есть мир, может, мы не так стучим в мир, не так с ним разговариваем. А миру от нас что-то надо, а мы не согласны со своей стороны. И живем в замкнутом круге, и страшно… Путин сволочь, и ничего с этим не сделаешь. Но все будет хорошо…
Я не отключил у себя российское телевидение. Я смотрю, и мне нужно слышать, что они про нас говорят. Но когда я включаю его, у меня такое ощущение, что квартира наполняется г…ном. И я уже задыхаюсь. Но!  Там же родня у нас. Там есть актеры, которые отказались от общения со мной и называли меня «фашистом». Но есть и те, кто не отказался и понимает, что происходит. И мне кажется, мы должны знать, о чем они там говорят.  И мы должны быть готовы к разговору, мы не должны закрыться. У меня на даче соседи с трех сторон. Одни меня любят, другие нет, и я должен с ними каким-то образом находить общий язык.

– И долой грусть! Пятый год вы играете дедушку Гришу в комедийном проекте «Коли ми вдома». Как вы думаете: в чем секрет успеха?
– Такой мягкий ироничный тон отвлекает от безумия, в котором мы живем. От политики, которая мозги выедает своим постоянным присутствием на экранах. Отвлекает от того, как же платить квартплату, за что жить. Благодаря этому сериалу можно отдохнуть и посмотреть на нашу жизнь с
другой точки зрения.

НАША СПРАВКА
Станиславу Владимировичу 58 лет, родом с Житомирщины, работал в драмтеатре Мариуполя, работает в Киевском академическом Молодом театре, член жюри шоу «Лига смеха», с 2016 г. – народный артист Украины. Признан самым высокооплачиваемым артистом Украины. Жена – актриса, живут в однокомнатной квартире, но «строятся». Снялся в 108 фильмах: «Слуга народа» (Юрий Иванович), «По законам военного времени-2» (Седой), «Коли ми вдома» (Григорий Бакулин, военный пенсионер, прапорщик в отставке), «9 жизней Нестора Махно» (Антонов-Овсеенко)…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх