НАША ИСТОРИЯ: Моряки Никопольщины

Игорь АНЦЫШКИН, историк
Эдуард ФАТЕЕВ, журналист

В этой рубрики историк и журналист рассказывают об истории судовождения на Никопольщине с давних времен – от греков и варягов, от киевских князей и запорожских казаков до наших дней. Никопольщина подарила множество моряков, о которых следует помнить. Они в течении веков бороздили Днепр, моря и океаны всего мира.

(Продолжение. Начало в №93 за 2018 г. )

200 ладей – это сколько?
Каково же было количество ладей и людей во флотах великих князей киевских? О некоторых походах говорится, что в них принимали участие от совершенно фантастических 10 тысяч (первый поход Игоря) и 2 тысяч (поход Олега) до 200–400 судов. Историки относятся к этому с большой осторожностью, как правило, принимая за достоверные последние цифры.
Но и это немало! В то время имелись ладьи двух размеров – на 40 и 100 воинов. Так что даже 200–400 кораблей – это от 8 до 40 тысяч вооруженных мечами и секирами сорвиголов, серьезных во всех отношениях армии.
А теперь мысленно обзаведемся машиной времени (эдаким потертым чемоданчиком с металлическим цифровым кодом для набора года, месяца, дня и часа перемещения). Наберем на нем эдак год 866-й от Рождества Христового и перенесемся на Никитин мыс времен раннего Средневековья. Умостимся поудобней в кустах лапинки (позднее от этого растения получит назваие местная речушка, а затем и село, ныне жилмассив Никополя), чтобы никому не попасться на глаза.
Раннее майское утро. Восток еще алеет, а по Днепру мимо Никтиного мыса идут и идут деревянные ладьи с высокими носами, украшенными драконами (отсюда и их драконье название – драккары). Погода безветренная, потому корабли плывут, подгоняемые течением и ударами весел.
Это небольшие драккары – на сорок человек, но их очень много, и они следуют один за другим. Каждое судно – длиной 30–40 метров, между ними соблюдается безопасное расстояние еще в полсотню метров. Задачка по арифметике для второго класса: на какое расстояние при этих условиях растянется караван судов? Правильный ответ: на 16 километров. Первые ладьи уже миновали Никитин мыс, а последние лишь только подтягиваются к Червоногригоровскому.
Перед этим флот ночевал где-то вблизи будущего Марганца. Вытащите 200 ладей на песок. Даже касаясь боками, эти суда пятиметровой ширины займут целый километр речного берега.
А ведь в иные походы ходило и поболее 200 ладей…
Со временем значение торгового пути по Днепру стало падать. Этому способствовали раздробленность Руси-Украины и упадок Византии. Окончательно он пришел в упадок, когда ордынцы захватили Нижнее и Среднее Поднепровье.

Турки на Днепре
В 1557 г. мимо наших берегов по Днепру прошла целая турецкая флотилия. Она двигалась к Хортице. Впервые османы так далеко поднимались по самой большой украинской реке. Экспедицию спровоцировал своей бурной деятельностью князь Байда Вишневецкий, возведший на о. Малая Хортица укрепления, служившие прибежищем его казацким ватагам. Они ходили на Очаков и Аслан-городок (ныне Херсон) и сожгли их пригороды. Рассвирепевший султан направил в Днепр галеры со своими янычарами.

По левому берегу их сопровождали татарские, а по правому – волошские отряды. «Оного Байду схватить и доставить в Стамбул, а банды его разогнать», – был строгий приказ султана.
Турки с союзниками обложили укрепления Байды Вишневецкого, но взять их приступом не сумели. Спустя четыре месяца казаки со своим предводителем тайно покинули остров.
Легендарный Байда погиб через семь лет. Вскоре (предположительно, в 1566 г.) его последователи построили на Буцко-Томаковском острове (возле нынешней Червоногригоровки) первую Сечь. С этого времени началась великая 200-летняя история Запорожских Сечей. История, неразрывно связанная с нашим краем.

Летят запорожские чайки…
Славной эпохой морской и речной истории Никополя является время, когда на нашей земле жили запорожцы и землю Украины защищали Сечи.
Запорожские земли раскинулись на берегах Днепра, который в казацких песнях и думах называли Дніпром-Славутою, Дніпром-братом или Козацьким шляхом. Более 500 верст великой реки было под контролем казачества. Рядом с Никитиным Рогом было два лимана – Червоный и Великие Воды. Каждые пять лет случались большие наводнения, потому Никитинская Запорожская Сечь и была построена в самой высокой точке кряжа Никитин Рог (в районе современного парка Победы), а не внизу, на территории, время от времени оказывавшейся под водой.
Но именно там, на берегу, и находился затон для казацких судов. А главное, именно никопольская земля стала тем местом, где был создан украинский флот. Если сухопутные походы совершались против разнообразных врагов Войска Запорожского, то морские – исключительно против турок и татар.
Главным судном для казаков была чайка (от татарского слова «каик»-«чаик»,
т. е. круглая лодка). Также использовались байдаки или дубы. Лодки делились на речные и морские. Первые использовались для рыбной ловли и перевозки грузов, вмещали до 10 человек. Морские лодки-чайки были как привозные, так и сечевой постройки. Чайки эти сооружались в особом месте Сечи, называвшемся войсковой скарбницею, и по своему внешнему виду напоминали неаполитанские фелюки, испанские баркелонги – с кормы и носа островатые, без киля и палубы, различной величины (длина от 15 до 21 м). Основой для такой чайки служило дно, выдолбленое из ствола многолетнего дерева, чаще всего – дуба. В одну чайку садилось от 50 до 70 казаков, каждый из которых имел саблю, два ружья, боеприпасы и продовольствие.
Для морских походов выбиралось осеннее время, особенно пасмурные дни и темные ночи. Чайки выходили из Сечи и шли Днепром к Черному морю. Для борьбы с неповоротливыми турецкими галерами юркие казацкие чайки использовали тактику «осиного роя», атакуя одновременно со всех сторон.
(Ныне в Военно-морских силах Украины такая тактика в возможной борьбе против российского Черноморского флота именуется «москитным роем». Так что ВМС Украины является прямым потомком казацкого флота, имевшегося в Запорожских Сечах).
Будем откровенны: это были чисто пиратские предприятия. И, подобно пиратам, запорожцы не ведали жалости. Высаживаясь на берег, они уничтожали людей, занимались грабежом и с добычей возвращались на Сечь.

Атаманы-флотоводцы
Самые известные морские походы связаны с именем Петра Сагайдачного (ок.1575–1622), кошевого атамана Базавлукской Сечи, гетмана Его Королевской Милости Войска Запорожского и фактического создателя запорожского флота. Наиболее известны морские походы: взятие приступом городов Варны, Очакова, Перекопа в 1607 г., Синопа, Трапезунда, Кафы в 1616 г., ряд многочисленных удачных походов казаков во главе с гетманом в 1614, 1615, 1616 и 1620 гг. на Крым и Турцию. В 1618 г. (при Сагайдачном) Войско Запорожское присоединилось к «Лиге милиции христианства», целью которой была борьба на международной арене с Османской империей.

Интересно, что некоторое время казацкая флотилия действовала и в Балтийском море. Она была создана польским правительством в 1635 г. Личный состав флотилии из 30 чаек набирался из запорожских казаков и воевал под руководством полковника Войска Запорожского Костя Вовка.
Со второй половины 1500-х гг. по приглашению молдавских господарей, выступавших против турецкого засилия, запорожцы многократно ходили на Дунай и Днестр. Так, при гетмане Войска Запорожского Иване Свирговском (ум.1575), ходившем пешим походом в Молдову и Валахию (Рымынию), по его приказу кошевой атаман Томаковской Сечи Фесько Покотило направил в устье Дуная и Днестра казацкие флотилии, препятствующие высадке там турецких войск.
Уникальный морской поход совершил легендарный атаман Богдан Ружинский (ум.1576). Он пошел на Турцию вдоль кавказских берегов, чего не совершали ни его предшественники, ни его последователи. На своем пути запорожцы разрушали турецкие укрепления, взяли приступом Трапезунд и Синоп, разграбили пригороды Стамбула. Назад казацкое войско вернулось через Румынию и Болгарию.

Известным флотоводцем был Иван Сулима (ум.1635). Участник многочисленных морских походов Петра Сагайдачного, он в 1605 г. попал в турецкий плен и был сослан на галеры (как еще один казацкий атаман Самойло Кошка).

Через 15 лет галерного рабства он поднял восстание, захватил турецкий корабль и добрался до Италии.
Вернувшись в Базавлукскую Сечь, Сулима стал одним из самых удачливых руководителей морских походов, в 1634 г. руководил нападением совместных сил запорожских и донских казаков на Азов, а затем поднял антипольское восстание.
Запорожцы очень ценили свою флотилию. Когда после подавления восстания Сулимы польское правительство распорядилось сжечь все казацкие чайки и направило для этого на Сечь реестровых казаков, сечевики не допустили их к флотилии. Более того, действия правительства вызвало новое восстание под руководством Тараса Трясило.

Тысяча медалей
Украинский историк Владимир Кравцевич-Рожнецкий рассказал, что в 1771 г. по высочайшему повелению императрицы Екатерины II Государственный совет России постановил отчеканить тысячу серебряных медалей с надписью «За оказанные в войске заслуги, 1771». Долгое время считалось, что эти награды предназначались российским солдатам генерал-майора Отто Вейсмана, которые 20 октября, форсировав Дунай, захватили крепость Тулчу и отбросили 25-тысячную армию великого визиря к Бабадагу.

Но, как оказалось, они предназначались запорожским казакам за дерзкий разведывательный рейд по тылам противника у северо-западного побережья Черного моря и на Дунае с апреля 1771 года.
В феврале 1771 г. кошевому атаману Петру Калнышевскому было поставлено задание провести морскую разведку с тем, чтобы запорожцы прошли Днепром, Черным морем и Дунаем и достоверно описали театр военных действий.
Кошевой назначил командиром полковника Якова Сидловского. Борта морских чаек были окрашены такой смесью, что «в море вода отражала на них свет и в любую погоду они были почти невидимы» (технологии «стелс» того времени). Запорожские чайки вышли из Сечи в ночь с 15 на 16 апреля, но перед этим, 13 апреля, вышел отряд прикрытия. В водах Днепровского лимана он обеспечил проход основного отряда, состоявшего из 19 чаек. В Аккерман объединенный отряд пришел 29 мая. За полтора месяца плавания он ничем и нигде себя не обнаружил.
Двигались двумя группами. На первых девяти чайках командовал полковник Дуплич, на остальных — полковник Коленко. Таким образом, сведения, записанные первой группой, дополнялись данными второй, и лишь после этого по черновикам вносились в журнал, который был окончательно составлен 2 июня, когда полковник Сидловский прибыл в Килию и представился генерал-майору Отто Вейсману.
Вскоре казаки принимали самое деятельное участие в разгроме турок. Тысяча самых активных были удостоены серебряных медалей.
А вскоре после этого Запорожская Сечь была разгромлена русскими оккупантами.

Первый пароход
22 октября 1847 г. в Никополе стояла теплая солнечная погода. Большая толпа собралась на днепровском берегу – там, где ныне установлено на постаменте артиллерийское орудие. Обыватели ожидали появления невиданного чуда – парохода. Это будет первая ласточка нижнеднепровского судоходства, которое уже с 1853 г. станет регулярным.

Если смотреть на толпу сверху, то видны только капоры дам и панночек, цветастые платки крестьянок, цилиндры господ, картузы ремесленников и кучмы (бараньи шапки) местных крестьян. Вытягивая шеи, все всматривались, не появился ли пароход.
И вот из-за мыса медленно вышло парусно-паровое судно «Луба» (по другой транскрипции – «Лубе»), которое следовало из Одессы в Александровск (нынешнее Запорожье). Оно имело колеса по обоим бортам, трубу и два паруса.
Люди на пристани встретили появление судна возбужденными криками и аплодисментами. Паровое судоходство мимо Никополя началось. Еще через несколько лет оно стало регулярным.
Сейчас же, сто семдесят лет спустя, регулярного судоходства на Днепре не существует. Лишь отдельные пассажирские суда осуществляют в наше время чартерные рейсы. И днепровские берега видят большей частью баржи с металлоломом.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх