НАША ИСТОРИЯ: Прогулка по Старому городу

(Окончание. Начало в №№37, 39, 41, 51, 55)

Улица-раритет
Мы смотрим вдоль Екатеринославской (Никитинской) улицы. От «шопы» начинается целый ряд, в основном одноэтажных старых купеческих домов. Они так и оставались магазинами и мастерскими долгие годы, даже когда купечество было уничтожено как класс.
До революции это были мясо-колбасные лавки и магазинчики Самойленко, Суханова, Баклана, Цодинова. Предприятие бытового обслуживания (Никитинская, 6). Магазин горпищеторга №3 (Никитинская, 12). А какие очереди вставали у магазина горпромторга №16 «Мелодия» (Никитинская, 16), когда будут завозить новые пластинки, Магазин горпромторга №24 (Никитинская, 18) находился в здании 1889 г. постройки. Магазин «Хлеб» (Никитинская, 20) также 1889 г. В этом же году построили и здание ветеринарной аптеки (Никитинская, 22). К ним примыкал магазин горпромторга №22 «Косметика» (Никитинская, 26), в котором иногда будут «выбрасывать» польскую водку «Палена». Магазин «Нитки-пуговицы» (Никитинская, 28). Магазин «Метизы и хозтовары» купца Гланца и «Обувь» купца Ключарева (Никитинская, 38, ныне магазин «1000 мелочей»).
Двухэтажное строение (Никитинская, 40, в 40-50-е годы № 12). На первом этаже до революции в нем работала часовая мастерская Зельдина. В 1936-1941 гг. второй этаж будет отдан аэроклубу. Там проводились теоретические занятия. После войны в нем находилась типография, работавшая там до своего переезда и редакция городской газеты «Никопольская правда». Затем на долгое время в доме находились управление общепита и его база №2.
На месте будущего магазина «Культтовары» (Никитинская, 46), торгуют ювелирная лавка Харитонова и галантерейная лавка Свирского. А на месте магазина «Книги» – магазин Свирского «Мучные и сыпучие товары» (Никитинская, 50). Далее снова улица Купеческая (ул. Пролетарская). Здесь на пересечении с ул. Запорожской (примерно там, где позднее были пивные автоматы, рядом с конторой горпищеторга) была биржа гужевого транспорта. Подводы запряженные битюгами, брички, арбы тусовались там в ожидании нанимателя. А на месте самих автоматов была точка культуры – магазин книжный и канцелярских принадлежностей Веры Моисеевны Ямпольской. За этой улицей – опять маленькие магазинчики. «Женская одежда» — вино-гастрономический магазин городского головы Ветчинкина и галантерея Бродского, магазин горпромторга №10 (Никитинская, 52), Коопторг (Никитинская, 54) – бывший книжный магазин Дейча. В советское время какие в коопторге были копченые колбасы, там даже можно было купить гречку! Далее – фотоателье (Никитинская, 54),
там действительно работали мастера своего дела. За ним была комиссионка (Никитинская, 58), куда сдавали вещи в надежде получить деньги. А пройдя немного, мы видели райсуд (Никитинская, 60), сюда привозили селян из района и советский гуманный суд давал им тюремные сроки. Потом это здание передали медучилищу. Затем там были разные фирмы, хотели отдать под музей, но оказалось, что часть здания принадлежит облсовету, и Никополь владеть им права полностью не имеет. «Мутное» какое-то здание.

Магазин Железнякова
Затем в следующем доме (Никитинская, 62) был антикварный магазин Зеленгера и сразу за ним бакалейно-гастрономический магазин Василия Ивановича Железнякова (Никитинская, 64), купца 1-й гильдии, построенный в 1900 г. Он славился разнообразием своих товаров. Колбасы, икра, отличные маслины, сардины, балыки, шоколадные конфеты, халва, коллекция прекрасных вин. Часто посещал сей магазин некто Катель, человек без определенного рода занятий, старый холостяк и англоман. Летом на Екатеринославской его можно было увидеть степенно идущим в чесучевом костюме (в разгар лета сукно менялось на чесучу) и иногда обмахивающимся надушенным платочком. Брюки наутюжены, на пиджаке ни пылинки, воротничок белоснежен, галстук бабочкой, в левой руке желтые лайковые перчатки, в правой трость с затейливой монограммой.
Зимой же он ходил в роскошной шубе, являвшейся предметом зависти менее обеспеченных горожан. Походка прямая, усы и борода тщательно выбриты, лишь по бокам кустились холеные пышные баки.
Когда перед праздником он делал покупки у Железнякова, это был спектакль, за которым с замиранием сердца наблюдали горожане. Он входил, все почтительно расступались, освобождая проход к прилавку. Катель, заложив руку за борт полураспахнутой шубы или за борт застегнутого на все пуговицы пиджака, картинно отставив правую руку, величественно подходил к приказчику.
«Хм-км-хм», – индючил он и громко, на весь магазин, чтобы все слышали, отрывисто командовал продавцу: «Э-э… коньяк три звездочки… две бутылки-с!» Пауза. «Э-э…» И новый индюшачий залп: «Км-хм-км! Икры паюсной фунт-с! Км-хм-км! Кетовой столько же!» Пауза. Магазин замирал. «Хм-км-хм! Два фунта маслин! Две коробки сардин-с! Полфунта кофе в зернах, высшего сорта… мокко, мок-к-ко, мок-к-к-ко, прошу вас, обязательно мок-к-к-ко-с! Э-э… Коробку шоколадных конфет с ромовой начинкой, полтора фунта-с! Копченой колбасы… э-э… только не еврейской, полтора фунта-с! Сыра голландского со слезой – два фунта, о-б-я-з-а-т-е-л-ь-н-о со слезой!» – подымал он кверху палец. «Сделали? Заверните, любезнейший! Хм-км-хм! Ну-с, сколько с меня?»…
Всеобщее почтительное изумление. Все повержены в прах роскошью и изобилием купленного. Все ошарашено наблюдают, как Катель, забрав покупку, шествует мимо кассы, за которой всегда восседал Железняков. Слегка повернув к хозяину голову, прикрывая ладонью рот и, чтобы никому в магазине не было слышно, сквозь зубы шипит Железнякову: «В долг… Запишшшите…».
Конец Кателя печален – в 1919 г. он попал в деникинскую облаву и был расстрелян в контрразведке как… большевик. Кстати, в тот же вечер офицер, командовавший расстрелом, вышел из контрразведки об руку с какой-то дамой. К нему подскочил Исаак Гольдин, анархист, бывший ссыльный (его сестра позднее вышла замуж за Утесова) и двумя выстрелами из пистолета убил контрразведчика. После этого он нырнул в переулок и скрылся.
В дальнейшем Железняков уехал из Никополя и жил в Ленинграде. Во время блокады он умер от истощения. В подкладке его шубы нашли… бриллианты на солидную сумму.
После войны в этом здании разместилось две столовые – диетическая (Никитинская, 62) и №5 (Никитинская, 64). В 1960-е годы в столовой №5 горком комсомола организовал молодежное кафе, но вскоре оно опять вернулось к прежнему состоянию.

Спасибо всем, кто прочитал наш опус и любит историю нашего города.

3 комментария

  1. Прохожий:

    Спасибо за интересную прогулку!

  2. Шуганутова:

    Этих двух пижонов в шляпах я, кажись, где-то уже видела. Если б это были времена Мишки Япончика, я б сказала, что это налетчики с Молдованки.

  3. Нинель Васильевна:

    Очень интересный экскурс в историю и очень милые рассказчики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.