Максим ЮХНО: «Не хочу заранее раскрывать карты. Впереди выборы. Обещаю, что будет много интересного!»

36-летний член фракции партии «УКРОП», бывший председатель земельной комиссии Максим ЮХНО среди депутатов горсовета является наиболее последовательным критиком власти. Во фракции, которая поддерживает большинство инициатив мэра, он уже давно чужой среди своих. А в оппозиционных рядах вне горсовета (например, в совете общественном) депутат – свой среди чужих.    
С ним о его позиции беседует журналист Эдуард ФАТЕЕВ.
Либо ты пойдешь на поклон, либо…
юхно никополь– Максим Сергеевич, три года назад наибольшие надежды я связывал именно с фракцией «УКРОП» – молодой, амбициозной, неиспорченной властью, единственной, куда не прошли замаранные депутаты горсовета предыдущих созывов. Но сейчас голоса фракции не слышно. Что произошло?  
– Купили молодежь. Она никогда в жизни не видела таких денег. Большинство из них, в общем, никогда ничего из себя не представляло, а тут открылись такие возможности!..
Вскоре после выборов двое получили должности в коммунальных предприятиях: Евгений Романий – начальника МЖТИ, Руслан Скакун – заместителя директора «Рыночного хозяйства», Александр Кузовой (бывший водитель Фисака) сменил меня в качестве председателя депутатской земельной комиссии. Уже в этом году Сергей Варакута стал заместителем начальника спасательной станции, а руководитель городской организации «УКРОПа» Андрей Мешков (он же кум Дмитрия Бычкова) назначен заместителем руководителя КП «Ритуал» Андрея Шило (депутата от БПП). И через ЧП «Мешков» ведутся подрядные работы. Это говорит о том, что большая часть «УКРОПа» сидит на подрядах или «зарплате» от мэра.
– Почему вас сняли с поста руководителя земельной комиссии? За глаза вас обвиняли в коррупции, говорили, что вы у кого-то что-то вымогали.
– До сих пор обо мне ходят такие слухи. Когда человек неудобен, любые методы хороши. Это просто слова, ничем не подтвержденные. А сняли меня за то, что я не давал «зарабатывать», был неудобен власти. Мне тогда не хватило трех голосов, чтобы остаться. Эти голоса против меня как раз и дала фракция «УКРОПа».  Очень многие сейчас сидят на «откатах». У меня есть доказательства по горсовету. Придет время, обо всём расскажу. В том числе, и об «УКРОПе».

– А о других фракциях?
– Мы сейчас говорим о никопольском «УКРОПе». К сожалению, наш лидер фракции Дмитрий Бычков не представляет из себя ничего, он пустозвон, разваливший фракцию.
Но когда в прошлом году часть депутатов «УКРОПа» попыталась снять его, я выступил против. У них было четыре голоса из восьми. Я предложил встретиться с Бычковым, сам пошел к Диме на его съемную квартиру в Никополе. Спрашиваю: «Ты в курсе, что тебя собираются снимать?» А он перекрутил это так, что я стремлюсь занять его место. Ребята обиделись, что я поехал к Бычкову, а он использовал этот случай, чтобы снять меня с главы земельной комиссии. Тогда я не поддержал ребят, теперь жалею. Нужно было избрать нового лидера.

– Почему ваша фракция всегда поддерживает власть?
– Половина членов «УКРОПа» посещают кабинет Андрея Фисака чуть ли не ежедневно и отчитываются ему, получают там наставления. Понятно, что они будут голосовать так, как нужно власти. Когда-то один из коллег заявил мне: «Либо ты пойдешь на поклон к Андрею Петровичу (Фисаку – Авт.), либо через пару месяцев тебя снимут». Я ответил, что на поклон ни к кому ходить не собираюсь. Через несколько месяцев меня сняли.

Мы понимаем, что ты прав, но…

– Почему вас изначально избралируководить земельной комиссией? Это было ваше желание?
– Из всех своих однопартийцев я набрал на выборах наибольшее количество голосов. «УКРОП» получил две комиссии. И было решение фракции, что земельную комиссию возглавлю я, а комиссию по вопросам образования и культуры – Павел Андрощук.  

– У вас был опыт решения земельных вопросов?
– Не было. Но я быстро учусь (смеется). И те предложения, которые я выдвигал, будучи председателем комиссии, остаются в силе. Но депутаты, хотя и понимают это, не всегда могут за них голосовать – из-за зависимости от власти. После сессий неоднократно звонили мне члены разных фракций и говорили: «Максим, мы понимаем, что ты прав, но…»

– Вам предлагали взятки, когда вы возглавляли земельную комиссию?
– Предлагали. Но никто не может заявить, что я хотя бы раз взял деньги.
Меня обвиняют в том, что я якобы требовал с «Укртатнафты» 10 тыс. долларов. Но сами руководители фирмы по поводу этого крутят пальцем у виска и говорят мне: «Максим Сергеевич, мы знаем, кто брал с нас до этого, и можем рассказать. Но к вам мы относимся c уважением».
Тогда, в 2015 г. я настаивал на том, чтобы все автозаправки платили за аренду земли наивысшую ставку – 12%. А многие вообще ничего не платили. И когда я стал объезжать АЗС, на «Укртатнафте» мне даже обрадовались: «Мы готовы заключить договор, но нам не дают этого делать, требуют наличкой». Кстати, на сегодняшний день договор с фирмой так и не заключили. И город теряет только от одной заправки за аренду земли – до 200 тыс. грн. в год, от акциза – 1,5 млн. грн. Но кому-то так выгодно.

– Почему пару месяцев назад уволилась заместитель городского головы Светлана Загрудная, отвечавшая в исполнительных органах власти за земельные вопросы?
– Натворила дел и ушла. Она постоянно ходила к мэру и жаловалась на меня. Это было одной из причин, по которой меня сняли с должности руководителя земельной комиссии.
А что она решила? Посмотрите: вопрос по земельным участкам для ветеранов АТО (ул. Лапинская, 49) – не решен, составление карты на 200 земельных участков за 299 тыс. грн. (микрорайон «Трубник-2») – провалено, отвод земли под городской бассейн – не проведен, границы города так не были обозначены и по сегодня.

– Почему земельные вопросы так коррупционны?
– До сих пор документально не решен вопрос процентов за аренду земли. И мы постоянно видим, как на сессии встает тот или иной депутат и предлагает снизить процентную ставку какой-то фирме, либо наоборот. Была устная договоренность о ставках. Считаю, что их нужно было закрепить письменно. Однако законодательство не предусматривает такого, оно лишь ограничивает ставки в размере: от 3% до 12%.
Это и порождает коррупцию. Да вы сами знаете…

– Не знаю! Расскажите!
– Не хотел бы заранее раскрывать свои карты. Впереди – выборы, тогда их и выложу. Обещаю, что будет много интересного.

В Киеве сказали: «Жди. Всему свое время»

– Какова сейчас ситуация в «УКРОПе»? На майской сессии вы мне говорили, что по ее окончании вас собираются исключить из фракции. Сессия была сорвана, а вас так и не исключили. Почему?
– Я показал некоторым членам нашей фракции некоторые документы. И они просто передумали меня исключать.

– Более того, вы еще говорили, что располагаете информацией о возможном присутствии в зале провокатора, готовившего на вас покушение.
– Накануне сессии были телефонные звонки с угрозами. Я рад, что в зале находились ребята-патриоты, которые не дали этому осуществиться.

– И как вам работается в подобных условиях?
– Я во фракции – белая ворона, и понимаю это. Вы регулярно посещаете сессии и видите, что патриотизм, желание что-то сделать для города отсутствует. Если фракция не голосует за покупку чаши стадиона «Металлург» за 600 тыс., но голосует за 900 тыс., не голосует за покупку спортзала «Металлург» (СК «Трубник») за 4,5 млн., но голосует за 6 млн., это наводит на размышления.
У меня есть и документы о том, что некоторые предприниматели, баллотировавшиеся на выборах от «Укропа», но не прошедшие в горсовет, поддерживают тесные связи с депутами-укроповцами, участвуют в подрядных работах и в 2016-2017 гг. выполнили их на 30 млн. грн.

– В «УКРОПе», кроме вас, своей позицией выделяется Павел Андрощук. Ваше отношение к нему?
– Павел Александрович – человек, которому можно доверять. Он не пляшет под чужую дудку и наиболее симпатичен мне среди семи коллег по фракции. Это неконфликтный и командный человек. Его любимая фраза: «Мы вошли ввосьмером в горсовет, ввосьмером должны его и покинуть».

– Кто сейчас руководит фракцией? Ведь Дмитрий Бычков с головой ушел в футбольные дела, живет в Днепре и появляется редко даже на сессиях.
– В последнее время меня на совещания фракции не приглашают. Когда нет Бычкова, депутатов  перед сессиями пытается собирать Андрей Загной. По своей инициативе он это делает или ему делегированы полномочия, мне неизвестно.
На мой взгляд, сегодня фракция не работает.

– Я пребываю в глубоких сомнениях: ставить ли мне в «Репортер» это интервью. Читатели могут подумать, что лишь фракция «УКРОП» такая-сякая, а все остальные – белые и пушистые.
– Я хорошо отношусь ко многим депутатам в других фракциях – от Блока Петра Порошенко до Оппозиционного блока. Есть много симпатичных мне людей, с которыми я общаюсь. Но мне болит, в первую очередь, то, что происходит в «УКРОПе».
Наша партия работает по всей Украине. Если смотреть сайты, везде ребята активны. Знаю депутатов из Луцка, Ровно, Ивано-Франковска, Николаева. В Запорожье замечательные ребята, только вчера там побывал. В Кривом Роге фракцию «УКРОПа» возглавляет Николай Колесник, он много помогает батальону «Кривбасс». Это позиция партии с четким пониманием сегодняшних моментов. Мне же за то, что «УКРОП» делает в Никополе, очень стыдно.

– А в Днепре?
– Знаю там многих ребят-депутатов. Но меня туда не пускают. Неоднократно в Днепре проводились конференции и совещания, но, думаю, Дмитрий Александрович (Бычков – Авт.) понимает, что я могу выйти на трибуну и рассказать нелицеприятную правду. И потому он туда меня не допускает.  И вообще мне в Киеве сказали: «Жди. Всему свое время».

– Это мне напоминает фразу из дореволюционной пьесы: «Тебе сказали «Погоди»? Вот сиди и годи». Не надоест?
– Я являюсь помощником депутата Верховной Рады, заместителя председателя антикоррупционного комитета Виталия Куприя. Кстати, он приезжает в Никополь 9 августа. Хочет воочию увидеть, что у нас происходит.
У меня много соратников, которые баллотировались на выборах от «УКРОПа», но не стали депутатами: Маргарита Горбаненко, Лариса Калюжная, Андрей Кинаш… Это люди, за которых мне не стыдно. Они вместе со мной, а я вместе с ними. Мы поддерживаем друг друга. Месяц назад Маргарита Горбаненко помогла молодому человеку, который пролежал пять дней в коме, перечислив ему из благотворительного фонда 27 тыс. грн. на лечение. Он был спасен. И у меня возникает ощущение, что именно патриоты Украины и Никополя на выборах в горсовет не прошли.

Свой среди чужих, чужой среди своих

– Зачем вы добровольно ушли из земельной комиссии в бюджетную?
– Не смог я там работать, никакие мои предложения не поддерживались. И вы помните, как депутаты не хотели голосовать за мой переход. Лишь с третьего раза удалось. Это делалась в виде насмешки, что ли. Но «перевоспитать» меня у них не получилось.

– Мне кажется, бюджетные вопросы еще более коррупционны, чем земельные.
– Мы контролируем власть. Я регулярно просматриваю сайт «ПроЗорро» о проведении тендеров. Есть человек, который помогает мне в этом. Мне нравится работать в бюджетной комиссии, есть чему поучиться, например, у Татьяны Обыденной. Комиссию возглавляет Руслан Якимец – грамотный специалист, человек на своем месте.
Мы уже выявили много нарушений. Например, последний июньский тендер – на обустройство аллеи от ЦУМа до ул. Станиславского. Предприятия, близкие к начальнику управления ЖКХ Всеволоду Зинченко, предлагали обустроить этот маленький кусочек за 4,2 млн. грн. Зашла киевская компания, предложившая сумму на 1 млн. грн. меньше. После этого тендер был прекращен, а заказ прямым договором передан днепровской фирме, близкой к Зинченко. Это один из примеров того, как в Никополе разбазариваются бюджетные деньги.
Еще пример. В 2016 г. школы в Никополе охраняла малоизвестная фирма, имевшая, образно говоря, «автомобиль и двух сотрудников». Когда мы подняли этот вопрос с председателем депутатской комиссии по вопросам образования Павлом Андрущаком, то на 2017 г. уменьшили эту сумму вдвое. И зашла известная охранная фирма «Явір-2000». За меньшую сумму она предложила охранять и школы, и детсады. Пару недель назад я общался с руководителем «Явора». Она рассказал, что ГЖТИ выставило на тендер охрану модульного городка временных переселенцев. Цена – 500 тыс. грн. Зашел на тендер и «Явір», предложил охрану за 340 тыс. грн. Сразу после этого начались звонки: откажитесь, победителем должна стать другая фирма. Звонили заместитель городского головы, замначальника ГЖТИ. И когда «Явір» ответил отказом, тендер был прекращен.

– Есть и многочисленные проекты, которые будут оплачиваться не из городского, а из областного бюджета.
– Но где их реализация? Нам обещали реконструкцию стадиона «Металлург» им. Куценко. Где она? Обещали обустройство парка Победы, строительство бассейна. Где они?
Софинансирование работ в парке Победы предусматривало выделение из городского бюджета 12,5 млн. грн. Так вот, 20 июля на сессии горсовета предусматривается снятие с этой суммы 9,5 млн. грн., которые должны пойти на софинансирование капремонта ул. Электрометаллургов. Мы опять получим дыру в бюджете. Уверен, что и в этом году парк благоустраивать не начнут.
Есть компания, которая изготавливает проект за проектом. Но они не реализуются, а прячутся в долгий ящик. Проекты стоят больших денег. Например, последний проект реконструкции городского пляжа обошелся нам в 500 тыс. грн.

– За такие деньги пляж и без проекта можно преобразить.
–  Проекты лежат годами! Приходит время, мы их достаем – а цены изменились, и потому проект нуждается в обновлении. Снова за деньги!
Мое мнение: нужно сократить количество изготавливаемых проектов либо делать их только под те объекты, на которые уже есть финансирование. Потому что на проектах кто-то зарабатывает хорошие деньги, но город при этом ничего не получает взамен.
И еще предложение: почему бы не давать заказы нашим, никопольским компаниям, работающим официально, в которых трудоустроены никопольчане, получающие «белую зарплату»? Например, в «Никопрогресстрое» работает 500 строителей. Тот же «Горводстрой» – солидная компания. Эти фирмы – не «однодневки». И если через пару лет возникнет необходимость что-то ремонтировать, мы будем знать, с кого спрашивать, что они не зарегистрированы где-то в Луганске или Закарпатье. Сейчас же договоры – годовые: уже на следующий год не с кого спрашивать.

– Ваш бизнес в какой сфере?
– Я работаю с крупными металлургическими предприятиями. К городскому хозяйству и бюджету не имею никакого отношения, если вы это хотели услышать. Мы продаем металлопрокат и большие поковки (кованные запасные части для токарной расточки), изготавливаем для предприятий валы, колеса, шестерни.

– Вам доводилось в бизнесе общаться с криминалом?
– Конечно. Но совместного бизнеса
с криминалом никогда не имел.

Новый 2015-й год отмечал с киборгами

– Почему депутаты так негативно отнеслись к Общественному совету и фактически провалили его утверждение на июньской сессии?
– Они боятся его. Там много специалистов в своем деле: Маргарита Горбаненко – в медицине, Виталий Журавлев и Анатолий Сиротенко – в юриспруденции… С такими людьми власти очень тяжело будет жить так, как она привыкла.
Я выступал за утверждение Общественного совета списком. Не мы, депутаты, его выбираем, его избрала сама общественность. Мне многие депутаты не нравятся, но я же не обращаюсь в избирательную комиссию с требованием их убрать. Я многих не устраиваю, но они же меня терпят.
И очень жаль, что за утверждение Общественного совета списком проголосовали лишь четверо: Татьяна Обыденная и Леонид Алейников из «Відродження», Павел Андрощук и я из «УКРОПа».
Хотелось бы, чтобы депутаты от «УКРОПа», ставшие на сторону мэра, помнили слова Андрощука: «Люди нас скоро на вилах вынесут». Я с ним полностью согласен.
Мы пошли во власть от патриотической партии. Вошли, грубо говоря, на крови патриотов. Депутаты от «УКРОПа» из других городов постоянно ездят в зону АТО, сейчас ООС, материально помогают наши бойцам. Мне же неизвестен ни один из наших депутатов, кто ездил бы туда.

– А вы сами там бывали?
– Езжу регулярно, стараюсь побывать хотя бы раз в месяц. Новый 2015-й год отмечал вместе с киборгами – защитниками Донецкого аэропорта.

– Ваша жена и семья вас в этом поддерживают?
– (Задумался). Родители жены живут в Москве. Последние годы мы стараемся не общаться. Ее отец – полковник в отставке Российской армии. Он был руководителем ракетно-воздушного комплекса.

– Типа «Бука»?
– Возможно. После того, как началась война, мы много спорили. Сейчас перестали.

– Ваша жена – патриот Украины?
– Она живет в Украине и любит свою Родину.

– Ваши дети знают, как нужно откликаться на приветствия «Слава Україні!» и «Слава нації!»
– Восьмилетняя дочь ответит на оба приветствия, четырехлетняя – только на первое. Она знает, что Россия воюет против Украины и постоянно спрашивает: «Папа, когда все это закончится?»
Я хочу, чтобы мы с детьми ездили к дедушке и бабушке, и они приезжали к нам. В последние годы этого нет.

– Кто ваши родители?
– Папа скончался несколько лет назад. Он был крупным бизнесменом – директором компании «Ювэнергочермет», занимавшейся на НЗФ ремонтом печей, директором Торгового дома компании «Никра», руководителем фирмы «Квинта», торговавшей башенными кранами.
Мама – медик, работала старшей медсестрой Центральной районной больницы. Она патриот своей страны.

– Чи може бути українським патріотом людина, що розмовляє російською?
– Я разговариваю на русском, но являюсь патриотом. Изучаю украинский, надеюсь, что  буду свободно говорить на украинском. Пока же не хочу коверкать прекрасный украинский язык.

Один отзыв

  1. Читатель:

    Мне интересно, когда до наших депутатов дойдет что патриотизм, это не значит кричать «патриотические» кричалки?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

^ Наверх